Сапар Исаков: Кыргызстан будет дружить со всеми государствами, включая США и Узбекистан

09 Апреля, 10:07  /   Обновлено в 11:00 09.04.2015

Бишкек. 9 апреля. КирТАГ — Аскар Акталов. Считающийся куратором отечественной дипломатии, завотделом внешней политики аппарата президента Сапар Исаков ответил на вопросы КирТАГ об отношениях Кыргызстана с США и Узбекистаном.

Во время февральской поездки на антитеррористический саммит в Вашингтоне вы встречались с руководителями госдепартамента США. Какие темы обсуждали?

Мы обсуждали разные двусторонние вопросы, эта повестка не секретная. Мы говорили, что Кыргызстану и США надо найти общие точки соприкосновения и выработать новые проекты. Поэтому мы ищем эти проекты, представляющие взаимный интерес, в первую очередь, для Кыргызстана.

Скажу откровенно, нам нечем похвастаться, серьезных заделов или планов пока нет. Но Кыргызстан заинтересован в построении перспективных и взаимовыгодных отношений с США. Тем более, мы строим парламентскую демократию и стремимся, чтобы она заработала. Это единственный и наиболее оптимальный путь развития Кыргызстана.

Утром 7 апреля кыргызская делегация во главе с министром иностранных дел вылетела в Вашингтон на двусторонние кыргызско-американские консультации по сотрудничеству. Как правило, это важные политические консультации, на которых обсуждаются все вопросы на повестке дня двух стран.

Американская сторона в феврале через вас передавала неофициальное приглашение Алмазбеку Атамбаеву посетить США.

Этот вопрос я оставлю без комментариев, пока никак говорить об этом не буду. Скажу лишь, что Кыргызстан заинтересован в диалоге и установлении тесных отношений со всеми странами мира. Наша республика проводит многовекторную внешнюю политику, поэтому мы будем дружить со всеми государствами, конфликтовать ни с кем не будем.

Готовы ли США оказать Кыргызстану какую-либо помощь в противостоянии ИГИЛ?

В первую очередь, мы рассчитываем на свои силы. Наши силовые структуры принимают все необходимые меры и сотрудничают с партнерами для пресечения отправки добровольцев из нашей страны и уменьшения угрозы ИГИЛ. Кроме того, своей поездкой на саммит в Вашингтон мы показали свою приверженность борьбе с терроризмом.

Что касается помощи, то Америка пока не помогает нам какими-либо конкретными техническими или денежными средствами. Сейчас для нас важно укреплять и модернизировать пограничные войска, чтобы не только предотвращать проникновение бандформирований, но бороться с наркотрафиком.

Вашингтон озвучил какие-либо конкретные предложения по военному сотрудничеству?

До 2010 года Кыргызстан вел с США работу по строительству казарм, закупал оборудование для пресечения транзита наркотиков и укрепления пограничных застав. Были проекты по обучению военнослужащих Внутренних войск МВД и других воинских подразделений.

Сегодня этого сотрудничества нет, потому что отсутствует соответствующее двустороннее соглашение, которое позволит оказывать нам такую помощь. На данный момент мы ведем переговоры с США насчет возобновления помощи по вышеуказанным аспектам сотрудничества. Но какого-либо определенного положительного решения пока нет.

Должен отметить, что Кыргызстан не говорит о комплексном военном сотрудничестве с США, как это обычно представляет себе общественность. Наша страна будет рада сотрудничать со всеми государствами, которые будут содействовать укреплению обороноспособности Кыргызстана. В первую очередь, в этом направлении мы работаем с Россией, она оказывает действенную и эффективную помощь.

Хочу подчеркнуть, что Кыргызстан в своих внешнеполитических шагах будет последователен и предсказуем. Без этих составляющих мы не будем принимать каких-либо необдуманных решений.

Назначение бывшего пресс-секретаря президента Кадыра Токтогулова послом в США вызвало немало вопросов и недовольства. Почему была выбрана именно эта кандидатура?

Во-первых, что и как бы люди ни говорили, окончательное решение принимает глава государства, потому что он со своим аппаратом отвечает за внешнюю политику.

Да, люди должны свободно выражать свое мнение и могут делать прогнозы, получится ли у Кадыра Токтогулова работать послом. Но очень важно немного подождать и посмотреть, будут результаты или нет. Сможет ли он добиться того, чего мы от него ожидаем? Одобрит ли общество его работу?

Исходя из всего этого, нужно делать определенные выводы. Да, К. Токтогулов не имеет дипломатического опыта, но следует посмотреть, что он попытается сделать на этой должности. Я считаю, что человеку надо дать минимум два года работы, чтобы он мог раскачаться и нормально работать.

Хочу напомнить, что профильный комитет парламента по международным делам каждый год слушает отчеты наших послов о проведенной работе. По отчету Кадыра будет видно, как он работает. Сейчас же имеет значение, как пройдут кыргызско-американские консультации и какими будут итоги этих переговоров.

Получается, на К. Токтогулова возложены определенные ожидания и особые поручения, на выполнение которых дано два года?

На всех послов Кыргызстана зарубежом возложены ожидания, не только на него...

Я так говорю, потому что он был близок к телу...

Президент работает со всеми людьми одинаково и не допускает такого, что кто-то близок или далек от тела. У нас такого разделения нет. Атамбаев в своей работе очень требователен и не смотрит индивидуально на кого-то, ко всем подчиненным президент относится одинаково. Если человек не показывает результатов и от него отсутствует какой-либо толк, то президент таких людей долго не держит.

Другая актуальная тема — наши отношения с Узбекистаном, которые, мягко говоря, прохладные. Планируется как-то изменить эту ситуацию?

Мы настроены на более тесные контакты с узбекскими коллегами по всем направлениям, потому что многое связывает нас с этой страной. Кыргызстан делает все, чтобы сблизить отношения. Мы хотели бы и ожидаем от узбекской стороны такого же подхода. Хочу отметить, что посол Узбекистана в Бишкеке очень активно работает в этом направлении.

Кроме того, Кыргызстан и Узбекистан входят в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и наши лидеры провели двухчасовую встречу на бишкекском саммите 2013 года. Сейчас продолжаются переговоры по демаркации и делимитации границ. Мы позитивно настроены на взаимоотношения с Узбекистаном.

Отключение юга Кыргызстана от газоснабжения в прошлом году вряд ли можно расценить, как желание сотрудничать...

Пусть история все расставит на свои места. Конечно, перекрытие поставок газа было не самым хорошим шагом со стороны Ташкента, население нашей страны отрицательно восприняло этот факт. Увы, в двусторонних отношениях могут быть как подъемы, так и падения, что же поделать. Пускай решение принимает руководство Узбекистана, потому что мы очень положительно настроены к сотрудничеству.

С 2011 года Вы были членом совета директоров кыргызско-российского предприятия «Газпромнефть-Аэро Кыргызстан». Продолжаете занимать эту должность?

Нет, я покинул этот пост 11 июля 2014 года, когда официально закрылся Центр транзитных перевозок «Манас». Моей задачей было не допустить каких-либо конфликтов в работе предприятия, потому что впервые в истории Россия поставляла топливо США. Это был нонсенс. Когда мы выстраивали эту линию, были сложные переговоры. Но я горжусь своей работой, потому что Кыргызстан получил определенные дивиденды от работы предприятия, которые пошли на значимые вещи.

Почти 10 лет доходы от поставок топлива шли мимо казны. Конечно, этим занимались частные компании, хотя государство могло само заняться этим и мы сумели доказать это. Я не получал ни копейки зарплаты, но тем не менее, горжусь, что работал в качестве председателя совета директоров этой компании, потому что мы принимали стратегические решения, направленные на развитие предприятия и привлечение дивидендов в бюджет Кыргызстана.

Последний вопрос — визиты зарубежных лидеров в Кыргызстан и новые поездки президента зарубеж в 2015 году.

Мы прорабатываем несколько визитов Алмазбека Атамбаева, но говорить о странах пока не могу, потому что это может отразиться на подготовке. Что касается визитов лидеров зарубежных государств, то в этом году мы не стали многого планировать.

Мы делаем упор на 2016 год, который будет пиковым по визитам иностранных лидеров. В этом году мы не стали этого делать из-за парламентских выборов, которые будут сопровождаться разными внутренними процессами. Да, будет много визитов разных официальных лиц, но лидеры будут приезжать в следующем году.