Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Война за воду: Как построить мир в регионе

27 Сентября, 10:46  /   Обновлено в 10:46 27.09.2012

Бишкек. 27 сентября. КирТАГ – Дарья Сытенкова. Борьба за гидроресурсы в регионе разворачивается на наших глазах. Громкие заявления лидеров стран о водных конфликтах, подписанные соглашения о строительстве новых ГЭС, все это по инерции еще долго будет обсуждаться на разных уровнях. И пока непонятно, как этот конфликт интересов будет развиваться, и какой выход смогут предложить политики для решения водных проблем в регионе. Несмотря на то, что Кыргызстан занимает третье место среди стран СНГ по гидроресурсам после России и Таджикистана, политику «рационального» использования воды в регионе диктуют более  влиятельные в экономическом смысле соседи.

Влиятельным соседям Казахстану и Узбекистану нужна вода для полива, у Кыргызстана и Таджикистана другие виды на воду. Зимой Кыргызстану нужна электроэнергия, поэтому в этот период идет активный сброс воды из Токтогулки. Соседям вода в таком объеме в холодные дни не нужна, нужна летом. Строительство в верховьях реки Нарын новых ГЭС, поможет разрешить все эти водные споры, считают специалисты. Это обеспечило бы жителей Кыргызстана зимой электроэнергией, а жителей Казахстана и Узбекистана летом водой. За счет новых мощностей зимой в Токтогульском водохранилище можно накапливать воду.

Гидроэнергетический потенциал нашей страны использован всего на 10%, считают специалисты. По оптимистичным прогнозам экспертов, всего на Нарыне можно построить 22 гидроэлектростанции. Но уже сейчас ученые говорят о том, что климат меняется, и экономические прогнозы должны формулироваться с учетом этих изменений.

Дуйшон Маматканов, директор института водных проблем и гидроэнергетики Академии Наук Кыргызстана считает, что из-за потепления климата Кыргызстан потерял более 20% ледников. Это более  2 тысяч ледников, из имеющихся 8 тысяч. «По нашим прогнозам к 2020 году при потеплении температуры воздуха в 1,7 градуса в некоторых реках будет наблюдаться уменьшение водности от 3% до 43%. В самой крупной реке Нарын ожидается уменьшение водности  до 20%. Выше 6-7 тыс. метров над уровнем моря опасности таянья ледников нет. В ближайшей перспективе мы можем и не думать об опасности дефицита водных ресурсов, а вот для Узбекистана и Казахстана положение станет более серьезным», - считает ученый.

Пока политики мыслят в сфере интересов и прибыли, в регионе обостряется ситуация с питьевой водой. Питьевой воды не хватает всем. В Оше в большей части пригородных зон нет водопровода. В новый микрорайон, который строится в жилмассиве Кен-Сай,  власти намерены заселить более 7 тысяч семей. Чтобы обеспечить водой все население, там закладывается бассейн суточного  пользования. В советские времена здесь пытались построить канал. Не достроили. Тогда же возвели  насосную станцию, которую ни разу так и не запустили. Староста села Жапалак Анарбек Тактаров говорит:  «Эту землю хотели освоить, но всегда остро стоял вопрос с водой. Если бы мы тогда забрали воду на полив садов из Ак-Буринского канала, мы бы всю долину оставили без воды. И земля здесь такая, что воду пустишь, она сразу уходит глубоко вниз».

Несмотря на это, власти рассчитывают на воду из притока Ак-Буры, речки, которая обеспечивает водой все районы, граничащие с Узбекистаном. Вниз по течению реки население до сих пор использует старый проверенный столетиями способ. Еще в 19 веке самым высокотехнологичным устройством для подъема воды был чигирь, водяное колесо, приводимое в движение тягловой силой или течением воды. Маленькие ковшики черпают воду из реки, и, переворачиваясь, сливают ее в арык, через который вода попадает на другую сторону дороги.

Водный вопрос остро стоит и перед жителями жилмассивов Бишкека. Питьевую воду здесь развозят в водовозах. Очередь здесь выстраивается рано утром. Фляга воды стоит 200 сомов. Правда, уже который год мэр столицы обещает провести во все жилмассивы водопровод, но пока в самом водном государстве, люди покупают воду за деньги. И чтобы обеспечить доступ к воде, нужны немалые средства. Поэтому многие эксперты высказываются о том, что воду нужно продавать, в том числе и богатым соседям.  Ученые считают, что по теории ценообразования, от наших собственных потребителей ежегодно поступало бы 100 млн сомов, а ежегодные поступления от Узбекистана и Казахстана составили бы около $6 млн.

У соседей это вызывает понятную реакцию, платить за воду, все равно, что за воздух. С теми же проблемами сталкиваются и жители Узбекистана. Уже в конце 1980-х годов значительное число равнинных селений, в том числе и расположенных в Ферганской долине, не имело собственной питьевой воды, которая ежедневно доставлялась в них водовозами по норме два ведра на семью. По расчетам специалистов Узбекистана, проведенным в начале 1990-х годов, Ташкентская область Узбекистана уже к 2005 году полностью исчерпала свои возможности жизнеобеспечения, в том числе и по водным ресурсам.

Президент Узбекистана Ислам Каримов, незадолго перед подписанием соглашения между Кыргызстаном и Россией о строительстве новых  ГЭС на реке Нарын, совершенно четко дал понять, не стесняясь в терминах, что все эти гидропроекты в Кыргызстане и Таджикистане могут привести к войне за воду.   

«По Камбар-Ате-1, которую собираются строить. Она будет стоить около $5млрд, там будет плотина высотой 275 метров. Это одна из высочайших плотин, существующих в мире. По Амударье: в Таджикистане собираются строить Рогунскую ГЭС. Плотина составляет 350 метров. Это самая высокая плотина в мире. Решили, очевидно, рекорды Гиннеса перебить. Но тут вопрос не о рекордах идет, а о жизни и судьбе тех миллионов людей, которые без воды жить не могут», - возмутился И. Каримов.

Как отмечают аналитики, это заявление И.Каримов сделал для того, чтобы его услышали в Москве. В Москве услышали. Понимая, что ни одна из стран региона не готова решать водную проблему совместными усилиями, президент России Владимир Путин после подписания соглашения о строительстве Камбаратинской ГЭС-1 предложил решать эти сложные вопросы совместно.   

«Мы выступаем за привлечение к этой работе и Казахстана, и Узбекистана. Мы разговаривали с президентом Кыргызстана. Кыргызская сторона поддерживает такой подход. Мы приглашаем наших партнеров для участия в совместной работе. Это будет касаться и управления будущими предприятиями в сфере гидроэнергетики, о которых идет речь, и реализация которых может вызвать озабоченность», - заявил президент РФ.

С этой точкой зрения согласился и президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. Он отметил, что Камбарата-1 задумывалась как хранилище воды, которое будет летом спасать Узбекистан, Казахстан, потому что за Камбаратой-1 располагаются несколько действующих гидроэлектростанций: Шамалды-Сайская, Учкурганская и в том числе знаменитая Токтогулка. «На сегодня, когда зимой нам нужен свет, мы сливаем почти всю воду, а летом не можем дать воды соседям. Если будет построена Камбарата-1, мы сможем зимой сливать воду с ГЭС, затем в Токтогулке ее задерживать, и беречь ее до весны, чтобы отдать нашим соседям. Камбарата-1 была задумана с тем, чтобы решить вопросы ирригации в Узбекистане и Казахстане», - подчеркнул А. Атамбаев.

Валентин Бушков - научный сотрудник Института этнологии и антропологии Российской Академии наук считает, что проблема обеспечения водой государств центральноазиатского региона - одна из важнейших и актуальнейших проблем современности. «Эта проблема, в свою очередь, подразделяется на ряд составляющих, главными из которых являются: обеспеченность водой населения для бытовых нужд и обеспечение народного хозяйства региона, как промышленности, так и сельского хозяйства; решение экологических проблем, возникших в процессе решения этих задач», - отметил В. Бушков.

Президент Узбекистана сделал первый ход, объявив о возможности водных войн в регионе. Президенты России и Кыргызстана ответили на заявление И. Каримова. В частности А. Атамбаев заявил: «Мы понимаем их беспокойство, и мы готовы работать с соседями. Мы спокойно сядем с соседями, все вопросы обсудим. Нам нужно жить в мире и дружбе с соседями».

Исходя из миролюбивых заявлений В. Путина и А. Атамбаева, следует думать, что водных войн в регионе не будет, а решение сложного клубка проблем обеспечения водой стран Центральной Азии будет продолжено на переговорах самого разного уровня.