Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Бунт в СИЗО №1 – ожидаемый результат наболевших проблем по ту сторону колючки

19 Января, 17:46  /   Обновлено в 17:46 19.01.2012

Бишкек. 19 января. КирТАГ- Бакыт Абдыкапар. Колонии и изоляторы Кыргызстана «трясет» вторую неделю. Бунт со смертельным исходом, произошедший 16 января в Бишкекском СИЗО № 1, продолжающиеся акции протеста родственников заключенных и голодовки обитателей камер по всей стране вновь высветили истинное положение дел в государственной службе исполнения наказаний.

В постсоветском Кыргызстане жизнь заключенных долгое время оставалась для общественности тайной за семью печатями. Пожалуй, впервые истинное положение дел по ту стороны колючки высветилось после нашумевшего убийства депутата парламента Кыргызстана Тынычбека Акматбаева (брат известного криминального авторитета Рыспека Акматбаева, скончавшегося в результате нападения 10 мая 2006 года - КирТАГ) в колонии № 31 20 октября 2005 года. Вместе с Т.Акматбаевым мятежные заключенные убили тогда и начальника главного управления исполнения наказаний Икматулу Полотова. Причиной бунта и небывалого насилия над представителями власти тогда стало этапирование в другую колонию заключенного Азиза Батукаева.

Внезапная и обильная информационная волна открыла обывателю истинную картину условий жизни Батукаева и его приближенных в колонии. Газеты и интернет-сайты живописали обустроенный внутри (!!!) колонии особняк кримавторитета класса люкс, в палисаднике которого ухоженно зеленела конопля. Заключенные жили вольготно и даже имели оружие, в последующем использованное для убийства Т.Акматбаева.

Ситуация спустя 7 лет повторилась: со слов омбудсмена Турсунбека Акуна бунт в СИЗО №1 произошел по причине несогласия заключенных с решением государственной службы исполнения наказания о переводе заключенного Дамира Сапарбекова в другую колонию.

Известно, что Д. Сапарбеков является членом ОПГ Камчы Кольбаева и был осужден судом Октябрьского района Бишкека за вымогательство на три года лишения свободы. Бунт в СИЗО оказался неожиданностью для всех, кроме…общественности.

О неблагополучной обстановке в главном изоляторе страны знающие люди говорили задолго и открыто. С завидной настойчивостью не уставал напоминать о недопустимых недостатках бывший начальник ГУИН республики Капар Мукеев.

 «Ситуацию в исправительных учреждениях контролируют криминальные авторитеты, а тюремщики боятся им перечить. За время, прошедшее после масштабного бунта в колониях в 2005 году, принципиальных изменений в системе ГУИН не произошло. В СИЗО № 1 в Бишкеке криминальные авторитеты имеют собственные ключи, свободно передвигаются по территории заведения и могут зайти в любую камеру.       Наркотики в тюрьмы переправляют в том числе и сотрудники исправительных учреждений. Вышки называются заключёнными «комками», потому что через постовых добываются сигареты, самогон», - говорил Мукеев еще в октябре 2009 года.

Летом 2008 года в колониях произошла серия беспорядков, в ходе которых были убиты двое сотрудников силовых структур. После этого министр юстиции страны Марат Кайыпов подал в отставку, своего поста также лишился тогдашний начальник ГУИН Эрнст Исаев.

Волнения повторились летом 2009 года. Поводом стало убийство заключенного в колонии №14 для несовершеннолетних. По официальной версии, он погиб в драке между осужденными. Правозащитники между тем предположили, что к его смерти могла иметь отношение тюремная администрация. Сообщалось, что заключенные колонии объявляли голодовку, обвиняя начальника этого исправительного учреждения в «беспределе».

За 4 дня до нынешнего бунта в СИЗО №1 Капар Мукеев вновь публично предупредил: «Если в системе исполнения наказаний Кыргызстана не проводить изменения, возможно, дело дойдет до жертв среди личного состава в исправительных учреждениях. Если Атамбаев и Бабанов не сделают выводов, то неизбежны беспорядки в колониях. Прокурорско-милицейская кадровая политика доведет до последствий, даже в детской колонии они не могут навести порядок».

Как видно, о системных «болезнях» ГУИН все знали. По различным причинам руководители разных уровней пытаются усмотреть в протестных акциях заключенных козни политических оппонентов. Так, 25 марта 2011 года в четырех исправительных колониях №1,3,16,8 Чуйской области и СИЗО №5 Ошской области заключенные объявили массовую голодовку. После обеда эту акцию протеста поддержали во всех 10 колониях и 3 СИЗО Чуйской области, в колонии строгого режима Жалал-Абадской области и в двух СИЗО Ошской области и города Каракол. Тогда специальный прокурор по надзору над исправительными учреждениями Кубанычбек Мамакеев заявил, что за этим стоят родственники экс-президента Бакиева.

Позднее, в декабре 2011 года, притчей во языцех стала перенаселенность камер. А голодовку заключенных в местах заключения глава ГСИН Шейшенбек Байзаков связал с отставкой Акматбека Келдибекова с поста спикера. В парламенте разгорелось недовольство. По сей день не проходит и недели, чтобы Ш. Байзакова кто-то из нардепов не помянул недобрым словом. Однако, как ни странно, Ш.Байзаков пока непотопляем. По иронии, именно 16 января, в разгар событий в СИЗО №1, Бабанов утверждает Байзакова в должности и при новом правительстве.

Не секрет, что обитатели камер знают многое и влияют на невидимые, но важные, с точки зрения сохранения рычагов управления обществом, процессы. И стоит ли во главе ГСИН «свой» человек – далеко не последний вопрос. Удивляет, что, понимая значение контроля действий заключенных и сдерживания влияния кримавторитетов, правительство только теперь задумалось о необходимости приобретения оборудования для блокирования мобильных телефонов.

«Температура» в СИЗО и колониях, кроме прочего, является одним из правдивых индикаторов состояния борьбы с криминализованностью общества. Руководители разных уровней не уставали в прошедшем году повторять, что в Кыргызстане покончено с влиянием криминала, а любящий простой лексикон глава МВД называл Кыргызстан «красной» страной. Однако, бурлящие «зоны» свидетельствуют, по крайней мере, о некорректности подобной уверенности.

Тем не менее, осмелимся утверждать, что причины недовольств в местах заключения в значительной степени коренятся в ужасных условиях существования наших осужденных сограждан. «Условия содержания заключенных и подследственных в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах в Кыргызстана можно приравнять к пыткам»,- заявил председатель комитета по правам человека, равным возможностям и общественным объединениям Дастан Бекешев в декабре 2011 года.

Руководители страны с разных трибун не устают заявлять о том, что в Кыргызстане гражданам создаются более достойные условия жизни. Заключенные же, видимо, в разряд наших сограждан не входят. Республика подписала ряд международных соглашений, предписывающих подписанту гуманное обращение к заключенным учреждений исполнения наказания. Однако, несмотря на это, в уголовно-исполнительном Кодексе Кыргызской Республики (ст.4 УИК КР) существует оговорка на реализацию рекомендации (декларации) международных организаций по вопросам исполнения наказаний при наличии необходимых социально-экономических возможностей. При этом, никто из чиновников даже при якобы профицитном исполнении бюджета даже не вспоминает, что никакие факторы не должны повлиять на исполнение того или иного международного обязательства, возложенного на сторону договора. Расходы на обеспечение гуманных условий содержания лиц лишенных свободы, в отличие от социальных расходов государства, не могут зависеть от экономического положения государства, а должны быть связаны с минимальными потребностями человеческого организма - физическими и психическими. Недопустимо ставить исполнение международных обязательств в зависимость от наличия социально-экономических возможностей.

По данным правозащитного центра «Граждане против коррупции», заключенному на питание в сутки бюджетом отводится от 54 до 84 сомов, что делает их обеспечение минимумом необходимых продуктов невозможным. Притчей во языцех стала перенаселенность камер и содержание опасных преступников с лицами, не совершившими тяжких преступлений. По данным правозащитников, строящийся уже много лет специализированный комплекс для лиц, приговоренных к пожизненному заключению на базе учреждения №19, находится на стадии 8% готовности. С финансированием, которое выделялось за последние 3 года, строительство данного комплекса закончится примерно через 15-20 лет.

В настоящее время правительство пытается экономить на всех и вся: беспощадно режутся бюджеты министерств и ведомств, сокращаются живые люди. И в этих условиях трудно ожидать значительных шагов по гуманизации отношения к заключенным или хотя бы, на первом этапе к тем, кто их охраняет. Разговоры пока идут лишь о «закручивании гаек» и ужесточении режима. Однако представляется, что подобный односторонний подход власти при чрезмерно усердной опеке руководителей ГСИН чреват новыми обострениями и, к сожалению, новыми жертвами.