Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Барак: Остров невезения

27 Ноября, 12:39  /   Обновлено в 12:39 27.11.2012

Бишкек. 27 ноября. КирТАГ – Дарья Сытенкова. От сельской управы Ак-Таш до узбекской границы дорога идет вдоль домов и полей. Поселения больше напоминают отдельные хутора – несколько жилищ, а вокруг хлопковые посевы. Урожай по осени здесь раньше собирали  школьники и студенты, сейчас на несколько гектаров – одна-две семьи. Села здесь преимущественно смешанные – живут узбеки и кыргызы. По ту сторону границы – кыргызское село «Барак». И как быть, когда твое село принадлежит одному государству, а находится на территории другого?

С развалом Союза и конфликтами вокруг границ у этнографов появился новый термин – этническая чересполосица. Этот анклав как призма, через которую  проблемы взаимоотношений двух стран стократно увеличиваются. Любые колебания во внешней политике становятся личной проблемой каждого сельчанина.

Попасть в анклав Барак, находящийся на территории Узбекистана, с кыргызским паспортом невозможно. В это село не приезжают родственники с «материка» на свадьбы и похороны. «Корова ушла на ту сторону, всё - считай, пропала», - негодует житель села Курмантай.

Даже губернатору и главе сельской управы необходимо сначала подать прошение, чтобы пройти все пограничные посты.

Староста села Бурканбек Аширов говорит, что проблемы анклавов сейчас в столице никого не интересуют. На его столе стопка справок, которые приходится выписывать каждый день, чтобы жители могли провести продукты питания и товары первой необходимости. «Я как староста села справку даю, полмешка угля просто так не пропустят - справку надо», - говорит староста.

Из-за бумажных проволочек прошлогодний урожай хлопка разрешили вывозить на «материк» только в апреле этого года. Продавать на территории соседней страны сельхозпродукцию строго запрещено. А это единственный заработок для сельчан. В маленьком аиле с территорией в 200 гектаров нет производства, жители привыкли выживать за счет натурального хозяйства.

«Мы в Узбекистан обращаемся официально с письмами на имя губернатора и начальника таможни для получения разрешения на вывоз сельхозпродукции. Прошлогодний урожай мы вывезли, когда люди начали уже новый урожай сажать. Пока разрешение не дадут, хлопок дома держим.  Когда разрешение дают, у нас техники на вывоз не хватает», - жалуется староста.

На все село в Бараке один трактор, в очередь на вывоз кукурузы или хлопка фермеры начинают записываться еще до посевной. А привлечь технику с Ак-ташской сельской управы невозможно, слишком сложно оформить документы на въезд. «Список автотранспортных средств мы сдаем каждый год. Эти списки есть на постах, и внести какие-то изменения мы можем только раз в год. В августе 15 человек подали заявки,  кто-то новую технику купил, кто-то номера поменял, два месяца прошло, но разрешения на проезд нет. Приходится машины здесь в селе у знакомых оставлять», - говорит староста Бурканбек Аширов.

Еще сложнее «безлошадным» жителям. Пешком от поста до поста полчаса. Общаться с жителями узбекских сел, которые расположены по обе стороны дороги, не положено. Житель Барака Усенбай рассказывает, что даже к тем людям, с которыми в детстве гоняли в футбол на приграничных пастбищах, в гости сходить нельзя. «Мы, проходя участок узбекской дороги, ни с кем не разговариваем. Хотя всегда дружили с соседями из близлежащих сел. Теперь разговаривать с ними запрещено, иначе нас останавливают спецслужбы», - говорит Усенбай.

Все переговоры по решению проблем жителей анклава усиливаются в политически нестабильные времена. Митинги и революции в Бишкеке сразу отражаются на «внешнеполитической ситуации» Барака. «В июне 2010 года мы практически оставили село, все женщины и дети перешли на большую землю. Село охраняли несколько мужчин», - с печалью вспоминает Курмантай. Только спустя недели жители начали возвращаться в родной аил.

Как кыргызы возращались в свой Барак запечатлено на этом фото, которое было сделано в 2010 году зарубежными репортерами и облетело весь мир.

С улыбкой здесь вспоминают случай, как от бессилия просили помощи у тезки своего села Барака Обамы, когда он приезжал с визитом в Узбекистан. Но воз и ныне там. Барак по-прежнему находится в информационной и территориальной изоляции. Сейчас село со всех сторон окружено рвом шириной в два метра. «Нас самих охраняют как президентов, на границе усилена охрана», -  отшучиваются жители.

Между тем, для власти анклавы – предмет политических манипуляций. Переселить небольшой аил в 200 семей можно. Но складывается ощущение, что вопрос затягивается сознательно. Села-анклавы заложники политических амбиций государств. На территории Кыргызстана есть узбекские анклавы Сох и Шахимардан. И любое напряжение в этой приграничной чересполосице решается через давление на них. Жители кыргызских сел перекрывают воду в узбекские села, параллельно начинается давление на границе с Бараком.

Попытки местных властей решить проблему кажутся совсем неуклюжими.  «Нам дали 18 гектаров богарной земли далеко в горах, там нет инфраструктуры, надо и дорогу, и школу строить», - говорит староста Барака. Жители на такой вариант, конечно, не согласны. Они предлагают свой вариант решения проблемы. «Если нет вариантов по переселению, мы хотели бы проложить свободный беспрепятственный коридор. Мы письменно обращаемся с этой просьбой к президенту и к премьер-министру, к депутатам Жогорку Кенеша. Если этот вопрос не решится, то хотя бы статус анклавов изменить. Пусть налоговые послабления какие-нибудь нам дадут, или скидки по тарифам на электричество», - говорит Бурканбек Аширов.

На столе у старосты среди прочих бумаг – карта села. Здесь есть несколько вариантов того самого «зеленого» коридора. Но на это необходима воля власти.