На русском
28
Апреля
+7
Бишкек
73.35 1.18
67.24 0.21
2.2222 1.1111
3.3333 4.4444

Юлия Денисенко, казахстанский психолог: «Радикалы с легкостью крадут заблудшие души, пока мы боремся с хиджабами»

24 Ноября, 10:18  /   Обновлено в 13:29 24.11.2015

Бишкек. 24 ноября. КирТАГ – Айша Чуштук. Почти 500 граждан Кыргызстана воюют на стороне Исламского государства в Сирии. В этом числе есть 50 семей, уехавших туда в полном составе, с малолетними детьми. И 23% уехавших – это женщины.

Кто поддается вербовки, какие методики используются и как действовать, если ваш близкий находится в культе? Об этом КирТАГ беседует с директором ассоциации центров исследования религий (Республика Казахстан) Юлией Денисенко.

-Кто поддается вербовке легче всего?

- Обычно это все строится на цепной реакции. Сначала, как правило, один из супругов увлекается новой идеологией, потом приводит остальных членов семьи. К сожалению, психологи вынуждены признать тот факт, что завербовать, а затем подчинить себе возможно практически любого из нас. У моих российских коллег есть поговорка: «Если вы до сих пор не попали в культ – значит, что его для вас еще не придумали». Главное – найти место, время и вписаться в ситуацию.

Человек не идет туда сам – его приводят. Но за что цепляют? За наши собственные амбиции, желания, нашу веру, на фоне каких-то проблемных ситуаций. Например, человек заболел, развелся, что-то не заладилось, умер родственник и так далее. Бывают и моменты, когда это связанно с возрастом - переломный момент, когда человек чувствует себя брошенным и никому не нужным. Очень часто в эти группы приходят неуверенные в себе люди, потому что там они находят поддержку и защиту. Есть и просто неудачники, которые в обществе оказались совсем не нужны, по каким-то причинам не смогли реализовать себя. Ни о каких канонах ислама здесь, естественно, не может быть и речи, здесь присутствуют только интересы группы. То есть человека привязывают за какие-то уязвимые вещи.

На самом деле сомнения должны быть всегда, будь то ортодоксальная или «перекроенная» вера. Истина их не боится. Вражда к разуму и любовь к трансу - примета сектантского сознания. Разум нельзя никогда отключать, он всегда должен быть с человеком. Есть хорошая поговорка: «Входя в церковь, снимай шляпу, но не голову».

-Как происходит процесс вовлечения в группу? Какие методики используются?

-Когда человек только попадает в радикальную группу, подход к нему совсем иной, нежели к тем, кто находится в организации дольше. Первый месяц в культе называется «медовый месяц адепта».

Пример – в семнадцать лет юноша оканчивает школу, приезжает из маленького поселка поступать в ВУЗ большого города. Это оторванность от родительского дома, незнакомая среда, шокирующе быстрый темп жизни, отсутствие друзей. А на улице к нему подходят улыбающиеся сверстники и приглашают в студенческую организацию. В организации ему сообщают, какой он замечательный и хороший, как здорово, что он пришел сюда. Во всем его понимают, во всем соглашаются, во всем поддерживают. Человека окружает атмосфера любви. Ему кажется, что об этом он и мечтал всю жизнь. И он настолько привязывается к окружающим его людям, что когда начинает задавать какие-то критические вопросы, боится, что потеряет их расположение, и отказывается от любых претензий, чтобы не потерять новых друзей. Так группа подменяет человеку семью.

Вот здесь начинают применяться методики контроля сознания. Контроль сознания делится на четыре вида.

Контроль поведения. Это система определённых обязанностей и запретов, призванных максимально строго регламентировать всю жизнь адепта и полностью занять его время, не оставляя возможности для критического осмысления происходящего. Это максимальная загруженность буквально с утра до вечера в течение всей недели с тем, чтобы он втянулся в структуру. Человека к тому же заставляют вести себя странным образом, в результате чего мозг сам находит оправдание для этих поступков.

Контроль эмоций. Это воздействие в первую очередь на бессознательное. Например, могут применяться техники медитации, введения в транс.

Контроль информации. Если мне, как руководителю группы, нужно обеспечить полный контроль над кем-то, я, в первую очередь, буду ограждать его от другого влияния. Для этого надо полностью отрезать все контакты человека с окружающим миром. Отсюда – еще один признак тоталитарной группы – черно-белая доктрина мира: весь мир лежит во зле и только у нас можно обрести спасение, ибо «эта экономическая система абсолютно несовершенна и только у нас вы сможете разбогатеть, только у нас за ваш труд вы получите деньги».

Контроля сознания. Контроль мышления, при котором запрещаются любые критические вопросы о культе, о лидере. Также прививается негативное отношение ко всем другим религиям.

-Что делать, если близкий человек уже завербован?

- Прежде всего, сохранять спокойствие. Не пытайтесь разубеждать вашего близкого. Это еще больше испортит ваши отношения. Попытки объяснить ему абсурдность вероучения приводит только к новым скандалам. Культы, как правило, заинтересованы в разрыве нового адепта с его окружением. Для того, чтобы спровоцировать разрыв, учителя заранее объявляют, что домашние их новой жертвы, скажем, одержимы шайтаном и поэтому сделают все возможное для того, чтобы принудить новообращенного сойти с пути спасения.

С другой стороны, также ни в коем случае нельзя притворяться, что вы изменили свое мнение и вам нравится то, что происходит. Относитесь к нему с терпением и сочувствием, понимая, что у человека временное расстройство личности.

Вспоминайте радостные эпизоды вашей прежней жизни, когда вы ощущали себя единой семьей, когда вы вместе куда-то ездили, те дела, которыми вы занимались вместе, те планы и мечты, которыми вы делились друг с другом.

-Как работать с тем, кто вернулся?

-Первое - поддержать и ободрить. Не нужно напоминать человеку о его ошибках. Поверьте, ему и так очень тяжело осознавать, что столько времени посвятил ложной идее. Лучше всего социализация проходит, к слову, не дома, а на работе, в коллективе. У человека появляется цель проявить себя как специалиста. К тому же, это идеальный способ заполнить время, которое освободилось после выхода из радикальной или деструктивной группы (хотя эти понятия всегда связаны)

-Методика реабилитации?

-Подход к каждому человеку особенный и всегда зависит от ситуации в семье, степени вовлечения и деформации личностных параметров. Проводится сессия интенсивного консультирования по выходу из группы (исключительно с согласия адепта). Чтобы провести такую интервенцию, нужен, по крайней мере, один специалист-психолог, сведущий в религии, знакомый с проблематикой психологического насилия и реформирования мышления, а также семейного консультирования. Иногда психолог бессилен, и мы привлекаем уже врачей психиатров и психотерапевтов.

-Как бороться с вербовкой?

-Нужно подготовить специалистов, лекторов и профилактическую работу. До сих пор люди уезжают в Сирию, до сих пор это проблема стоит как одна из самых актуальных, в рамках угрозы национальной безопасности, угроз социума. Традиционные конфессии, на мой взгляд, это те люди, которые и должны и обязаны бороться за души наших граждан, в хорошем понимании этого слова. К сожалению, у нас очень мало русскоязычных имамов. Их не хватает, чтобы построить достойную политику противодействия радикальным группам.

Почему именно я акцентирую на русскоязычных? Потому что радикализированные элементы, у нас в основном общаются на русском языке, вся литература и лекции в интернете тоже на русском языке. То есть здесь существует языковой барьер.

Сегодня нужны сильные духовные лидеры, которых будет слушать современная молодежь, которые будут просто и доступно объяснять насущные проблемы. Посудите сами, мы над такими вещами, как ношение бороды или хиджаба, спорим уже десятилетиями. Собственно, на этих вопросах и стоим, хотя на самом деле это мелочи, которые можно один раз объяснить. А радикалы с легкостью крадут заблудшие души, пока мы боремся с хиджабами. Определенно нужно работать, создавать не просто интернет-порталы и передачи в СМИ. Они должны быть вкусными, креативными, ведь люди устали от шаблонов.