Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Вахтанг Кикабидзе: «В Бишкек приехал в 28 раз, помню Фрунзе театральным городом и всегда болел за Киргизию»

18 Декабря, 10:57  /   Обновлено в 11:11 18.12.2013

Бишкек. 18 декабря. КирТАГ- Рыспек Токтоналиев. Один из самых популярных и любимых актеров советского и современного кино Вахтанг Кикабидзе в честь своего 75-летию провел в Бишкеке юбилейный концерт.

Перед концертом артист дал большую пресс-конференцию, ответил на все вопросы, заданные журналистами, поделился своими мечтами и планами на будущее, рассказал о детстве и главных людях в его жизни.

- В Киргизии я, наверное, уже в 28-ой раз. Я помню еще Фрунзе, это был театральный город.  Когда у вас тут начались беспорядки, вы не представляете, как мы каждый вечер болели за Киргизию. Человек должен человека любить, не имеет значения вероисповедание, язык. Это всё придуманные вещи.

- Когда вы первый раз взяли в руки микрофон?  Всегда хотели стать певцом?

-  Я всегда хотел рисовать. И моя мама очень переживала. Мы жили на 8 квадратных метрах, ширина комнаты была 2,5 метров, две кровати не помещались, была раскладушка, где я спал рядом с маминой кроватью. Мама говорила: если будешь художником, тебе здесь не будет места для работы.

А петь я начал поздно. Мама была хорошей певицей, говорят и отец хорошо пел, но он погиб в 42-м году. Мы были уличные ребята, росли без отцов, мамы весь день бегали, чтобы заработать нам на кусок хлеба.

Как-то меня потащили в медицинский институт в самодеятельный оркестр, и я там в первый раз увидел микрофон - большой, квадратный. И после этого никто меня на улице не видел.

В то время не было магнитофонов, дисков. А я хорошо копировал Луи Армстронга и других. И меня обожали студенты. Когда мы в первый раз сделали чисто грузинскую программу, мы не знали, понравится ли она. Но это как бомба разорвалась, после это все стали петь на своем языке.

- А какую из своих песен вы считаете главной?

- Есть такая. Это случайно произошло. Я пошел навестить друга в больницу. А в этой палате лежал старик, очень красивый человек. Я  ему апельсины положил.  Мне сказали, у него ничего не болит, просто от старости человек умирает, уже никого не узнает и ничего не помнит давно.

И вдруг этот старик зовет меня и говорит: «Когда ты проезжал мимо наших окон, моя голубка всегда смотрела на тебя…».

Я понял, что старик говорит о своей любимой женщине, которая смотрела на проезжающего мимо артиста.  Потом я узнал, что он был извозчиком на фаэтоне.

Я рассказал об этом другу-поэту, и он написал балладу «Последний фаэтонщик». Это был совсем иной жанр - длинная, сюжетная песня. Когда первый раз в Тбилиси на сцене я её спел, с последним звуком в зале была такая тишина… Обычно всегда аплодисменты. А тут тишина. Я готов был под землю провалиться. И только через полторы минуты в зале как бомба взорвалась! В тот день другие песни уже не пел, шесть раз меня заставили петь «Последнего фаэтонщика».

С этой песни начался у меня новый жанр. Вообще я считаю, что у любого артиста должен быть свой почерк. Нельзя по моде прыгать: вот если сейчас рок-н-ролл в моде, ты все бросаешь и занимаешься им. Таких сейчас много исполнителей. Как-то Шарль Азнавур замечательно сказал: «Мой слушатель вместе со мной стареет». Я был на его концерте и, хотя не знаю французского языка, отлично понимал, о чем он поет. Песня - это гениальная штука сама по себе.

- Какое место в вашем творчестве сейчас занимает литература? Ведь известно, что вы пишите сценарии, мемуары, книги. Кино отошло на второй план?

- Сейчас, чтобы снять кино, надо бегать с протянутой рукой. Сейчас снимают фильмы про проституток, ментов, «воров в законе». У меня сценарий фильма «Диагноз- грузин». Кино про то, что человек человеку не волк, что соседа надо любить, что надо Родину любить. Это мой сценарий, и написан он с юморов. Хотя это серьезное кино.  Пять маленьких новелл в одном фильме. Я вообще люблю маленькие фильмы.  Два фильма  уже по моим сценариям  сняли.

«Грузин» пока лежит, не хочу его давать тем, кто это не понимает.

Книга… Она уже фактически закончена, две третьи уже отредактировано и лежит.  Это хитовая книга на русском языке, огромный фотоматериал, рассказы о людях, которые меня окружали: евреи, русские, казахи.  Это «белые вороны», люди, которые умеют творить добро.

Кино… У меня была одна мечта - сыграть Хаджи Мурата. В 79-м году у меня была операция на голове, вырезали опухоль. Я лежал бритоголовый в больнице. И узнал, что у Данелия есть сценарий «Хаджи Мурата». Я прямо с больницы к нему, как истинный мусульманин - с бритой головой и бородой. Думал, сейчас моя мечта исполнится. Но Данелия говорит: нет, будешь играть Шамиля, Хаджи Мурата я тебе не дам. Но картину не пропустили.

Через много лет Георгий Шенгелая начал делать «Хаджи Мурата». Я опять к нему, спрашиваю, кто у тебя будет играть Хаджи Мурата?  Оказывается Роберт де Ниро. Я ему говорю: а ты знаешь, сколько он у тебя попросит денег, это тебе не Кикабидзе, который за 150 рублей в день будет играть.

Американцы попросили 30 миллионов долларов. Но и этот проект не пропустили. Вот эта мечта у меня и осталась.


- Что важнее, чтобы быть успешным: талант или везение?

- Самое главное  - быть настоящим человеком, гражданином.  Моя жена всегда говорила: у тебя всё наоборот, у тебя в первую очередь  Родина, потом работа, а в конце семья. Я говорю, так меня мама воспитала.

И конечно важно быть профессионалом того дела, которым занимаешься. Любая профессии почетная, но её надо делать на «5». А талант от Бога, талант или есть, или нет. Талантливых людей очень мало.

- Какие принципы установлены в вашей семье? Кто принимает решение, и за кем последнее слово?

- В нашем доме настоящая демократия. Все уже взрослые. Меня дедушкой-отцом никто не называет. Никогда ничего у меня не просили. Я не люблю, когда папа 16-летнему сыну покупает машину и такой довольный: вот я ему купил.

У нас растут настоящие мужики, все рассказывают, все проблемы обсуждаются в доме, так должно быть.

Когда я взял сына на гастроли в Израиль, ему было лет 15 или 16.  Пришли к Стене плача. А там, вы же знаете, люди пишут письма, засовывают в расщелины, якобы, Богу посылают. Я смотрю, сын заложил бумажку. Я совершил грех, достал эту бумажку. Мне было интересно, что же он просит: машину, часы, что надо молодому парню? А там было написано: «Господи, помоги моей стране!».

И тогда я понял, что я счастливый человек!