Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Татьяна Ким, председатель палаты налоговых консультантов Кыргызстана: «95% предпринимателей Кыргызстана не платят налоги в полном объеме».

16 Ноября, 17:18  /   Обновлено в 17:18 16.11.2012

Бишкек. 16 ноября. КирТАГ – Дарья Сытенкова. Бюджет Кыргызстана на 70% зависит от налоговых поступлений. В 2012 году налоги собираются по плану, но расходы бюджета превышают доходы на сумму более чем 20 млрд сомов. В интервью КирТАГ председатель палаты налоговых консультантов Кыргызстана Татья

Бишкек. 16 ноября. КирТАГ – Дарья Сытенкова. Бюджет Кыргызстана на 70% зависит от налоговых поступлений. В 2012 году налоги собираются по плану, но расходы бюджета превышают доходы на сумму более чем 20 млрд сомов. В интервью КирТАГ председатель палаты налоговых консультантов Кыргызстана Татьяна Ким сообщила, что по объему укрываемых доходов, теневой сектор в Кыргызстане составляет 60%, по количеству субъектов, которые не платят налоги или платят частично - 95%.

- Сколько налогов будет собрано в этом году?

- В этом году прогноз сбора налогов у нас составляет около 36 млрд сомов, пока он успешно выполняется. Кстати сказать, мы привыкли, что интересными бывают только негативные факты. Но давайте начнем с позитивного, в целом по собираемости налогов в республике достигнуты довольно неплохие результаты. Если, например, в 2005 году  доходы, аккумулируемые налоговой и таможенной службами, составляли 16,8 млрд. сомов, то в этом году они составят примерно 66 млрд сомов. Рост почти в четыре раза за семь лет – почти на 22% ежегодно. Не так уж и плохо. 

- Какую часть бюджета формируют налоговые поступления?

- До 2008 года налоговые доходы составляли примерно 80% доходной части бюджета, в последние годы эта доля колеблется в пределах 65-72%. Пока еще нет больших государственных доходов от ценных бумаг и госпредприятий. Есть определенные доходы от госпошлины, неналоговых платежей, они также растут, но пока не являются основой государственного бюджета. Растут также и бюджетные трансферты.

- Говорят, что у нас экономика завязана на «Кумторе», сколько это предприятие платит налогов и правда ли, что «Кумтор» оплатил налоги в счет первых месяцев 2013 года?

- Это одно из распространенных заблуждений: «Кумтор» у нас платит до 5-6 млрд сомов в год, в этом году в связи со снижением объемов производства поступления от «Кумтора» составят примерно 4,5 млрд сомов. То есть поступления от Кумтора значительные, но опять-таки не определяющие по отношению к нынешнему бюджету. Что касается второго утверждения, действительно между правительством и «Кумтором» было достигнуто соглашение, что в счет налога будущих периодов они выплатят $30 млн или около 1,5 млрд сомов, что и было сделано в мае этого года. И сегодня у правительства есть планы, чтобы не переносить реальные долги в бюджет будущего года, покрыть эти 1,5 млрд за счет снижения платежей от «Кумтора» в четвертом квартале, чтобы в этом году выйти по нулям.

- Как вы оцениваете теневую экономику в Кыргызстане?

- Советом по развитию бизнеса и инвестициям при правительстве в настоящее время проводится большое исследование по оценке уровня теневой экономики. Согласно предыдущему исследованию 2005 года, теневая экономика составляла 63%. Но опять-таки как считать. Теневую экономику можно считать по доходам, можно считать по количеству субъектов, которые платят или не полностью платят налоги. Если мы пойдем по количеству субъектов, то у нас теневая экономика 95%. Если пойдем по количеству укрываемых доходов, то примерно 60%.

Укрывает доходы, за редким исключением, весь средний и мелкий бизнес, кто-то больше, кто-то меньше. В 2010 году минэкономики проводило анкетирование. Были получены такие результаты: по разным отраслям экономики укрывается  40-90% дохода. Очень большой уровень укрытия в швейной отрасли, строительстве, туристической отрасли. Чуть меньше в отраслях услуг, меньше в торговле ГСМ - порядка 40%. Но это тоже очень значительные объемы. 

- Сейчас много говорят о том, что в этом году собрали налоги авансом и сумма «переплаты» составляет около 10 млрд сомов.

- Произошло либо недоразумение, либо недопонимание. Некоторые поверхностные суждения были высказаны Акылбеком Жапаровым в бытность его и.о. министра финансов в начале сентября, когда шло формирование нового правительства. В администрации президента, в присутствии министров экономического блока было заявлено, что налоговая служба оказала давление на налогоплательщиков и взяла 9,6 млрд сомов в счет уплаты налогов 2013 года. Это, конечно, не так. Мы уже говорили о том, что фактически в счет будущих налогов взято 1,5 млрд сомов с «Кумтора». А остальная сумма естественным образом сложилась в результате существующих  механизмов налогообложения. Причем не потому, что они у нас какие-то особенные, а таковы механизмы налогообложения во всем мире.

- Из чего сложилась сумма так называемой «переплаты»?

- Давайте рассмотрим  этот вопрос на примерах. Возьмем подоходный налог. Когда заканчивается месяц и заработная плата начисляется, как правило, работники хотят пораньше получить заработную плату, зарплата начисляется обычно с 1-го по 5 числа месяца. Опять, как правило, когда бухгалтер начисляет эту сумму налога, он тут же оформляет подоходный налог и уплачивает эту сумму в бюджет. Но срок отчета по подоходному налогу установлен в Налоговом кодексе до 20 числа месяца, следующего за месяцем выплаты налога. Это означает, что уплаченная сумма налога в течение полутора месяцев, пока не наступит срок сдачи отчетности, будет числиться как бы в «переплате».

Или рассмотрим единый налог, который выплачивается ежеквартально. То есть проходит январь, февраль март, наступление срока отчета и уплаты налога за первый квартал наступит 15 апреля. Однако многим налогоплательщикам удобно платить налог ежемесячно – не надо потом собирать всю сумму доходов за несколько месяцев и легче выплачивать налог мелкими суммами, чем единовременно выплатить большую сумму. Но дата сдачи отчета наступит только 15 апреля. То есть в течение 3,5 месяцев сделанные платежи будут числиться якобы в переплате. Может быть, в данном случае переплата - не совсем удачный термин. Я бы сказала, что это досрочно уплаченная сумма налога. И  это происходит не потому, что налоговики на кого-то там наступили, а просто потому, что многим налогоплательщикам удобно платить налоги равномерно.

Или земельный налог. Установленный срок его уплаты растянут для разных категорий плательщиков в течение года. Поскольку сумма налога у нас небольшая, то многим плательщикам, если только они не крупные землевладельцы, нет необходимости разбивать эту сумму на ряд мелких платежей, очень многие платят эту сумму в начале года, и пока не наступит последний срок уплаты, установленный Налоговым кодексом, деньги будут числиться в переплате.

И такая картина наблюдается по всем налогам: налогоплательщик платит налог, когда ему удобно, а не в последний день, когда установлен срок уплаты.

На перечисленные выше суммы досрочно уплаченных налогов приходится в зависимости от периода до 2 млрд сомов. Это колеблющаяся сумма в течение года, но эта сумма всегда была, есть и будет. Вот это одна большая категория так называемой «переплаты». Более того, поскольку с ростом экономики увеличивается и начисляемый налог, и соответственно его досрочно уплаченные суммы тоже растут, общая средняя сумма досрочно уплаченных налогов также растет естественным образом.

- Таким образом от предприятия по разработке «Кумтора» - 1,5 млрд сомов, плюс 2 млрд сомов, которые вы упомянули, из каких платежей сложилась оставшаяся сумма?

- Есть и другая большая категория этих платежей. Это так называемая сумма превышения НДС, принятая к зачету. Эти суммы очень большие, возможно,  4-5 млрд сомов. Точных данных, к сожалению, нет. НДС исчисляется на каждой стадии производства товара, при реализации, недаром он называется налогом  на добавленную стоимость.

Например, торговец завез вагон линолеума. НДС на импорт выплачен на весь объем, но вагонная партия будет продаваться в течение нескольких месяцев. На таможне вы заплатили всю сумму НДС и поставили себе в зачет. То есть, это зачетная сумма НДС. Но товар еще не продан. По мере того, как вы будете  продавать товар, пропорционально этот НДС, взятый к зачету, будет постепенно вычитаться из НДС к оплате от реализованной  части. Остающаяся сумма НДС будет числиться как бы в переплате.

Или другой пример, касающийся строительства. Сроки строительства жилого здания у нас 2-4 года. Пока здание не сдано в эксплуатацию и не продано весь зачетный НДС по приобретенным строительным материалам будет числиться в превышении НДС. На рынке всегда присутствует какая-то доля, и весьма значительная, незавершенного строительства. То есть эта сумма превышения НДС тоже всегда была, есть и будет. И даже в каком-то смысле размер этой цифры является отражением инвестиционного роста экономики. Чем больше инвестиций, тем интенсивнее строятся объекты. Тем лучше будут экономические показатели, тем больше вкладывается инвестиций.

Такая же картина складывается по НДС к зачету на производственное оборудование, которое переносит свою стоимость на продукцию в течение нескольких лет, иногда десятилетий.

Если у нас будет отрицательная динамика суммы превышения по НДС, это будет свидетельствовать о том, что рост инвестиций прекратился, либо объекты заморожены, то есть, что у нас провал в экономике. При нормальном развитии экономики, сумма превышения НДС имеет тенденцию к росту.

- Эту сумму НДС не нужно возвращать из бюджета? Но есть же категория НДС, которую необходимо вернуть из бюджета?

-  Да, по вышеуказанным суммам долгов бюджета не возникает. И, наконец, мы перешли к категории «переплаты», которую реально нужно возвращать из бюджета, по моей оценке, она составляет порядка 1 млрд сомов. Мы подошли к категории, которую можно было бы условно отнести к «переплате». Это суммы в основном по экспортным поставкам. Ставка НДС у нас 12%, но для того, чтобы стимулировать экспорт, у нас, как практически во всех странах мира, налог на экспорт установлен по ставке ноль. Но в каждом товаре уже «сидит» НДС по товарам и услугам, затраченным на производство экспортируемой продукции, и государство должно вернуть предпринимателю эту разницу.

- Нулевая ставка введена для того, чтобы выгодно было вывозить товар?

- Совершенно верно: для того, чтобы стимулировать  экспорт. Государству выгодно, когда продукция продается на экспорт. Это - и развитие производства, и баланс торгового сальдо. Любое государство старается, как можно больше произвести продукции на экспорт. Это стимулирующий фактор, который заложен в налоговой системе.

Резюмируя вышесказанное, можно однозначно сказать, что обвинение в сторону налоговой службы в насильном изъятии средств налогоплательщиков в счет будущих платежей налогов, никакого основания под собой не имеет.

- В рамках реформы налоговой системы насколько снизилось количество налогов?

- Существенно. До 2004 года у нас было 22 налога. У нас был налог на содержание собак, на разведение цветов. Совершенно необоснованные налоги, которые и собирать невозможно, или нужно иметь армию инспекторов, содержание которых поглотит все собранные налоги. На момент когда принимался новый Налоговый кодекс, в республике было 16 налогов. Сегодня у нас 8 налогов. Если все налоги собрать и отнести к валовому продукту, то у нас эта сумма достигает 20%. В европейских странах эта сумма достигает 35-40%. У них налоговое бремя намного выше, чем у нас.

- Есть ли результаты от снижения НДС с 20% до 12%

- Когда сформировали новую налоговую систему, в соседнем Казахстане НДС был 13%, чтобы создать отрицательное давление НДС в целях исключения контрабанды, мы решили снизить НДС с 20% до 12%. Это было серьезное политическое решение и мужественный поступок, который совершили взявшие на себя ответственность руководитель администрации президента Медет Садыркулов, руководители отдела экономического и социального развития Азамат Дикамбаев и Бакыт Аширов. С 1 января 2009 года, когда был введен новый Налоговый кодекс, тенденция развития экономики пошла вниз: до нас дошли последствия первой волны мирового кризиса. В 2009 году экономического роста, по сравнению с 2008 годом, практически не было, снизился физический объем импорта почти на 20%. Тем не менее, поступления  внутреннего НДС увеличились на 28% за счет того, что бизнесу было выгодно платить по 12%, то есть стало легче платить, чем не платить. Произошла ощутимая легализация бизнеса.

- Какой налог сейчас самый проблемный? 

- У нас есть один существенный недостаток в налоговой системе – это налог с продаж. В бывшей системе у нас было 3 «нехороших» налога – налог на автомобильные дороги, отчисления на ЧС и налог с розничных продаж. Все эти налоги  плохо администрировались, имели противоречивую  методику исчисления. Очень хотелось их отменить. Но когда при конструировании новой налоговой системы при НДС в 12% стали оценивать  доходы бюджета, явно не хватало источников. Решили ввести один налог вместо трех «плохих» – временный налог с продаж от 1% до 3,5%. Концепция была принята такая, что в течение нескольких лет ставка налога будет уменьшаться вплоть до сведения его к нулю. Тогда мы бы получили идеальную налоговую систему. Но, к сожалению, такое уменьшение налога с продаж произошло только один раз, и на этом остановилось. Минэкономики в прошлом году подготовило законопроект, по которому за три года налог с продаж снижался до нуля. И он уже был одобрен правительством и внесен в Жогорку Кенеш. Но под давлением МВФ этот законопроект, к сожалению, был отозван. И пока  налог с продаж остался. И это недостаток действующей системы.

- А с чем было связано давление МВФ?

- У нас давление МВФ было очень сильным до 2008 года, когда  у республики были плохие показатели соотношения внешнего долга и ВВП. Помните, на полном серьезе шло обсуждение вхождения республики в программу ХИПИК. В 2006-2008 годах был достаточно хороший рост. Это соотношение изменилось, у нас долги стали меньше 40% к ВВП. МВФ свою хватку ослабил, но с прошлого года это соотношение опять подошло к опасной черте и поэтому МВФ усиливает давление. Угрожает невыдачей траншей для поддержки бюджета, требует выполнения определенных условий – допустим, не освобождать от налогов или не снижать ставки налогов. Ежегодно подписывается меморандум и ставятся условия, и выполнение этих условий является основанием, чтобы были привлечены средства на поддержку бюджета и социальных программ.

- В этом году правительство требует, чтобы налогов собирали больше?

- У нас есть такой существенный недостаток в госуправлении, как искаженная методология расчета бюджета, а еще вернее, ее отсутствие. При формировании бюджета мы идем от потребностей. Сначала мы рисуем расходы, а потом под них пытаемся подогнать доходы. А доходы должны исчисляться от развития экономики и от раскрытия теневой части. Только они должны быть просчитаны и обоснованы. Легализация теневой экономики - большая работа, которая не может быть проведена только налоговой службой. Вся работа государства должна быть направлена на это. Когда мы ставим задачу за один год увеличить поступление доходов на 30% при росте экономики 3% или даже нулевом росте, как сегодня получилось, мы ставим нереальные задачи. И когда налоговой службе ставятся такие задачи, она вынуждена давить на добросовестного налогоплательщика. Отсюда у нас многочисленные налоговые споры и жалобы.

Недавно я была на ежегодной встрече налоговых служб ЕврАзЭС. Хотя я и не налоговый работник, я позавидовала налоговой службе России: заместитель председателя ФНС России рассказал, что у них вообще нет понятия «план налогов». У них бюджет формируется по методике: они исследуют каждую отрасль, делают прогноз ее развития, на него накладывается налоговая система, просчитывается прогноз доходов. И тогда формируется бюджет. Но если происходит какой-то сбой в развитии отрасли, никто не давит на налоговиков, чтобы они выполнили план любой ценой. А у нас? Мы хотим повысить расходы – зарплату учителям вот прямо сейчас и в несколько раз, хотим пенсии повысить. Считаем, сколько расходов хотим произвести. Потом оцениваем поступления от неналоговых платежей, от госпредприятий, от международных трансфертов и т.д., а остальное раскидываем между налоговой и таможенной службами. Так у нас формируется бюджет. Это, конечно, утрированная схема, но большая доля правды в ней есть. Я до сих пор поражаюсь, как еще эти требования по сбору налогов выполняются. И сама себе отвечаю: зачастую это происходит за счет неправомерного давления на налогоплательщика.