Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Сергей Пономарев, глава Ассоциации рынков, товаров и услуг Кыргызстана: «Дордой» входит в двадцатку крупнейших рынков мира»

30 Ноября, 14:01  /   Обновлено в 14:04 30.11.2013

Бишкек. 30 ноября. КирТАГ – Аскар Акталов. Три крупнейших рынка Кыргызстана «Дордой», «Кара-Суу» и «Мадина», обеспечивающие работой более 600 тыс. граждан, оказались под угрозой закрытия из-за предстоящего вступления республики в Таможенный союз.

Бишкек. 30 ноября. КирТАГ – Аскар Акталов. Три крупнейших рынка Кыргызстана «Дордой», «Кара-Суу» и «Мадина», обеспечивающие работой более 600 тыс. граждан, оказались под угрозой закрытия из-за предстоящего вступления республики в Таможенный союз. О прошлом, настоящем и будущем рынков, их проблемах и перспективах в интервью КирТАГ рассказал Сергей Пономарев  глава Ассоциации рынков, товаров и услуг Кыргызстана.

- Что вообще представляют из себя рынки «Дордой», «Мадина» и «Кара-Суу»?

- «Мадина» - это торговый комплекс, который существует достаточно давно, и занял свою нишу за счет продажи тканей, материалов и фурнитур швейникам по достаточно низким ценам. На рынке работают около 3 тыс. человек. Тканями торгуют, в основном, граждане Китая уйгурской национальности. Розничный сектор на рынке тоже есть, он достаточно большой, включает в себя стройматериалы, мебель, товары народного потребления, парфюмерию, косметику и прочие товары.

Рынок «Кара-Суу» - второй по величине в республике, расположен в Ошской области. В лучшие времена число предпринимателей достигало 15 тыс., включая немало граждан Китая всех национальностей. Рынок ориентирован на оптовиков из Узбекистана и Таджикистана, а также на местных предпринимателей, закупающих товары для перепродажи на других рынках юга Кыргызстана. Но главный объем продаж шел в Узбекистан, который непредсказуемо ведет себя в плане перекрытия границ. После 7 апреля 2010 года границы были закрыты два года, сейчас тоже периодически закрываются.

Сегодня объем торговли на «Кара-Суу» снизился. По разным оценкам, 80-90% оптовой торговли сошло на нет. По сути, рынок превращается в мелкооптовый и розничный. Поэтому многие граждане Китая уехали, свернув свою деятельность. Наши оптовики тоже постепенно уходят с «Кара-Суу» и перебираются в сферу услуг, производства, общепита. Увы, рынок серьезно изменился.

Рынок «Дордой» - самый крупный в Центральной Азии, по оценкам Всемирного банка и журнала «Forbes» один из 10 крупнейших в мире. На нем торгуют 33 тыс. предпринимателей, работают около 2 тыс. тачечников, имеются пункты общепита, гостиницы, парикмахерские, трудятся разносчики еды, газет и журналов, охранники, контролеры. «Дордоем» управляет совет директоров, кроме того, работает активный профсоюз предпринимателей, действуют собственные охранно-детективные агентства. Там же расположены отдел милиции, подразделение государственной налоговой службы, два таможенных поста.

- Считается, что «Дордой» принадлежит Аскару Салымбекову, «Мадина» - депутату парламента Турсунтаю Салимову. Кому принадлежит «Кара-Суу»?

- Немного неверная информация насчет «Дордоя»: часть рынка действительно принадлежит Салымбекову, но имеются и другие хозяева - семьи Алкановых, Байболовых, других людей.

Что касается «Кара-Суу», то там действуют 34 субъекта, причем самый крупный - это госпредприятие «Туратали базары», остальные - это частные базары, связанные с бывшими депутатами и неизвестными политике людьми. Они существуют за счет сдачи в аренду недвижимости, то есть торговых мест предпринимателям.

- Каков товарооборот наших рынков?

- Точных цифр вам никто не скажет, потому что их просто нет. Объем товарооборота невозможно просчитать, потому что, во-первых, торговлей занимается не один субъект, а несколько десятков тысяч, статистику которых никто не ведет.

Во-вторых, используются разные методики подсчета поступающих товаров и сырья. По нашим методам, растаможка оплачивается за каждый килограмм. Китайцы, которые поставляют большую часть сырья и товаров, работают по инвойсам из расчета количества и цены. Поэтому, когда Китай дает данные, что в Кыргызстан отправлено товаров на $8 млрд, наши не могут подтвердить эту сумму.

Поэтому сведения журнала «Forbes» и Всемирного банка, что в 2008 году один «Дордой» имел оборот в $8-10 млрд, не соответствуют действительности. Самый крупный рынок мира - парижский «Ранжис» - имеет оборот в 8 млрд евро, стоящий на втором месте рынок Мехико торгует на $9,5 млрд.

Если бы «Дордой» торговал на $10 млрд, мы бы вошли в тройку крупнейших рынков мира. По нашим расчетам, в 2008 году «Дордой» наторговал на $4 млрд. Да, это немалая сумма, но сегодня она в разы меньше. Возможно, мы уже не входим в первую десятку крупнейших рынков мира, только в «двадцатку».

- Продолжая тему «Дордоя», раз уж это самый крупный рынок Кыргызстана. В огород наших налоговиков часто летят камни из-за сбора налогов на «Дордое». Сколько на самом деле «Дордой» может платить?

- Возьмем самую проблемную сферу - патенты. Сейчас план сборов на «Дордое» по патентам только физических лиц составляет 32 млн сомов в месяц. Да, государство может больше собрать, но есть проблема - это наличие контакта между представителями госорганов и предпринимателями. Патентная система остается непрозрачной, потому что с огромной массой субъектов работают 25 налоговиков. Но если собирать деньги будут не налоговики, а представители местного самоуправления, проблема все равно останется, потому что две стороны заинтересованы платить меньше. Поэтому надо минимизировать или полностью убрать контакт, тогда сборы будут больше. Есть другие инструменты по сбору налогов, например, использование платежных терминалов и POS-терминалов.

Кроме того на «Дордое» сейчас собираются все установленные законодательством виды налогов: на землю, НДС, подоходный, налог на прибыль с юридических лиц. Физические лица платят НДС по импорту, патенты и все прочие. За 10 месяцев 2013 года собрано около 300,7 млн млн сомов. Контейнеры на «Дордое», а их более 14 тыс., пересчитаны десятки раз сотрудниками НПО, органов местного самоуправления, разными комиссиями. Но все юридические лица давно работают по-белому, все деньги проходят через бухгалтерию. Эти сборы налогов прозрачные. За 10 месяцев администрация рынков уплатила 93 млн сомов.

- А какие трудности испытывает этот торговый гигант?

- Проблемы рынка начались в конце 2008 года с обвала ипотеки в Казахстане. С этого момента товарооборот «Дордоя» начал падать. В 2009 году начался мировой финансовый кризис, который тоже отразился на рынке и предпринимателях.

В начале 2010 года появилась информация о Таможенном союзе и сразу начались проблемы с экспортом товаров за рубеж. Затем случилось 7 апреля 2010 года - революция и последовавшее за ней закрытие границ Казахстана и Узбекистана коснулись всех наших рынков.

Казахстан закрыл границу с 7 апреля по 22 мая 2010 года и за 1,5 месяца не только рынки, но и все предприниматели, связанные контрактами с зарубежными государствами, попали в тяжелое положение. Много компаний разорилось, не сумев выполнить обязательства из-за форс-мажорных обстоятельств.

Поскольку большой объем товаров «Дордоя» шел за рубеж, предприниматели получили проблемы, поскольку на рынках есть сезонность: если весенний товар не продан, то деньги на летний товар отсутствуют. А где взять средства? Только в банках или у кредиторов под проценты. Это и невозможность продать товар достаточно пагубно сказалось на торговле.

Кроме того, снизилась целевая аудитория оптовиков-покупателей из Казахстана, России, Таджикистана, Узбекистана, которые с начала 1990-х годов закупали товар на «Дордое» и потом перепродавали на рынках в своих странах. Со временем эти оптовики благодаря «Дордою» поднялись на ноги, успешно подняли свой бизнес и получили финансовый капитал. Теперь они могут сами ездить в Китай, Турцию и Арабские Эмираты, где из первых рук покупают товары, продающиеся на «Дордое». Этим людям больше нет необходимости посещать «Дордой» и прочие рынки.

К сожалению, замены этим оптовикам нет, потому что в том же Казахстане сейчас несложно найти офисную работу с зарплатой в $500-1000. При этом не надо стоять в контейнере на морозе или летом на жаре. Эти два фактора привели к тому, что аудитория покупателей и продавцов размывается.

Кроме того, сокращается число покупателей в розницу, потому что в Бишкеке растет число торговых центров и бутиков. Причем их открывают наши же предприниматели, которые создают себе запасной трамплин. Цены в этих бутиках такие же, как на «Дордое», поэтому немудрено, что бишкекчанин пойдет в бутик, чем поедет на далекий «Дордой». Поэтому с розничной торговлей все понятно - бутики и супермаркеты имеют больше шансов и будущего, чем рынки.

Но мы живем на Востоке, поэтому рынки в Центральной Азии никогда не умрут. На рынках существует сумасшедшая конкуренция, поэтому всегда можно поторговаться и сэкономить семейный бюджет, выбрав нужный товар по приемлемой цене. Будущее у рынков, конечно, останется.

- Осенью правительство приняло программу развития рынков «Дордой» и «Кара-Суу». Какова ее предыстория и основная цель?

- Эта программа принята 26 сентября 2013 года, появилась она не случайно. Еще в 2008-2009 году совет безопасности Казахстана дважды рассматривал вопрос «Дордоя», который воспринимался как угроза казахстанским рынкам и предприятиям легкой промышленности.

Тогда мы тоже поднимали вопрос разработки своего альтернативного плана или документа. Программа долго разрабатывалась и, наконец, министерство экономики презентовало ее. Однако документ затрагивал только внутренние проблемы - плохую работу таможни, налоговой, финполиции, состояние внутренней инфраструктуры рынка и так далее.

Мы изучили программу и подняли вопрос, что изменится для «Дордоя» после решения всех внутренних проблем. Мы можем поставить даже золотые фонтаны, но внешние угрозы рынку останутся? Изменение внешних условий работы, а именно появление Таможенного союза - это основная проблема ближайшего будущего.  

Нам нужно адаптироваться к новым условиям, поэтому в программе поставлена цель - сохранить «Дордой» и «Кара-Суу» путем перепрофилирования рынков на собственное производство. Кроме отсутствия производственной базы, на рынках нет маркетинговой программы, логистической программы и централизованного менеджмента. Все субъекты рынков работают самостоятельно от других. Эта разобщенность должна быть устранена.

Перепрофилировать «Дордой» и «Кара-Суу» жизненно необходимо, причем не только для работающих там предпринимателей. Например, около 150 тыс. наших швейников трудятся с расчетом на эти рынки, на них реализуется их продукция. Работают транспортные компании, связанные с рынками, существует огромная сеть дилеров из граждан Кыргызстана, действующих в Казахстане и России. Всего «Дордой» и «Кара-Суу» обеспечивают работой свыше 600 тыс. человек.

Некоторые эксперты говорят, что в Кыргызстане работают только два больших базара, Кумтор и энергетика. Конечно, доля истины в этих словах существует, но нужно сохранить хотя бы это. Те же самые швейники и торговцы может и платят немного налогов, но одних таможенных поступлений от «Дордоя» поступает 4 млрд сомов без учета рабочих мест, число которых я упомянул выше.

Это все надо сохранить, поэтому если за 6-7 лет мы добьемся собственного производства хотя бы 40% товарооборота «Дордоя», то это создаст основу для устойчивого развития в будущем. Этот показатель можно будет увеличить, но полностью уйти от реэкспорта мы невозможно. Некоторые товары мы все равно не сможем делать дешевле и качественнее соседей. Те же самые китайские приборы Samsung, белорусские холодильники, турецкую обувь.

- Почему в программу развития рынков не вошла «Мадина»?

- Документ написан для рынков, ориентированных на внешних покупателей, тогда как «Мадина» работает с нашими швейниками. Но в любом случае программа повлияет на «Мадину» - если будут решены вопросы «Дордоя» и «Кара-Суу», решатся проблемы наших швейников, поставляющих продукцию на эти рынки. Тогда и «Мадина» будет спокойно работать дальше.

Кстати говоря, когда приезжал советник президента России по интеграции и Таможенному союзу Сергей Глазьев, он сказал, что Владимир Путин согласен на пролонгацию дешевой растаможки швейного сырья и фурнитур лет на пять после вступления Кыргызстана в организацию.

- Не легче ли отказаться от Таможенного союза и оставить все как есть?

- Хорошо, допустим, мы не войдем в Таможенный союз и продолжим дешево завозить товары и материалы из третьих стран. Но вопрос - куда потом девать продукцию, если основная масса товаров «Дордоя» и 90% реэкспорта идет в Казахстан и Россию? Вывезти туда товар будет невозможно. То же самое про наших швейников - они продают на местном рынке всего 10% своей продукции, остальное идет на экспорт, который прекратится из-за отказа от Таможенного союза.

Да, многие говорят, что «Дордой», «Кара-Суу» и «Мадина» сразу закроются после вступления в организацию. Но существует много вариантов сохранить рынки, озвучивать их рано. Это предмет дискуссий рабочих групп, экспертов, правительств наших государств. Мы вносили свои предложения, они пока закрытые, потому что потом будут рассматриваться на уровне глав государств.

- Недавно Евразийская экономическая комиссия одобрила «дорожную карту» по вступлению Кыргызстана в Таможенный союз, но без учета предложений Кыргызстана. Некоторые предложения касались и рынков...

- По рынкам дискуссия продолжится, но имеется несколько возможных инструментов - это создание свободных экономических зон на базе рынков и предоставление преференций по определенным товарам.  

Также в уставе и кодексе Таможенного союза существует понятие «экономический оператор». Например, несколько таких операторов из Казахстана работают с предпринимателями «Дордоя». Наши отправляют свои товары в Казахстан через этих операторов, которые официально проводят растаможку по $3,2 за 1 кг продукции. Это устраивает все участвующие стороны. Такие же экономические операторы будут в Кыргызстане. Если они будут привозить и проводить растаможку товаров по $3,2 или даже дешевле, то проблем не будет.

Надежность таких операторов гарантируется рядом условий: они должны оплатить 1 млн евро в качестве депозита таможенной службе. Если во ввозимом товаре будет контрабанда или несоответствие стандартам союза, то эти средства будут передаваться государству, а лицензия оператора отбираться. Кроме того 200 тыс евро нужно на международную компанию для страхования депозита. Второе ограничение - инфраструктурное и временное. Компания должна иметь 3 года транспортного стажа, а также официальный список складов и транспорта, то есть инфраструктуру.

- Значит, мы можем рассчитывать, что наши предложения по рынкам будут учтены?

- Обсуждение по нашим рынкам складывается достаточно доброжелательное, непримиримых оппонентов нет. К голосу Ассоциации рынков, товаров и услуг прислушиваются на всех фронтах. Нас периодически вызывает парламент, спрашивает, что можно и нужно сделать. Нас вызывал президент, интересовался нашими пожеланиями и нуждами.

Все в Кыргызстане заинтересованы сохранить рынки. Мы все проблемные блоки указали, далее дело за правительством, чтобы оно довело до конца все нужные мероприятия и реализовало программу развития рынков. В любом случае, я смотрю вперед с оптимизмом - даже если нам не помогут, предприниматели «Дордоя» привыкли рассчитывать на себя и на этот раз мы сами все сделаем. Но пока я вижу, что власти заинтересованы помогать нам.