Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Петр Чесноков, ветеран войны, заслуженный деятель культуры КР: За годы войны мои родители получили две похоронки на меня

30 Апреля, 15:13  /   Обновлено в 15:28 30.04.2014

Бишкек. 30 апреля. КирТАГ - Мунара Шадыманова. Ветеран Великой Отечественной войны, заслуженный деятель культуры КР, почетный профессор Кыргызского национального университета им. Ж.Баласагына, лауреат международной фотовыставки, призер Московского международного марафона мира Петр Чесноков в канун  69-й годовщины Победы  рассказал в интервью КирТАГ о тяготах военной жизни, о том, как ему удалось воскреснуть из мертвых. Петр Никифорович участвовал в самых тяжелых сражениях: боях за Великие Луки, Курской дуге. 91-летний ветеран уверен, что в самые сложные минуты ему помогала вера и желание жить. После войны фронтовик  принимал активное участие в жизни страны, написал книгу о секретах долголетия, организовал несколько международных фотовыставок, и по сей день трудится в КНУ им. Ж. Баласагына.  

Завтра началась война

- Я родился в 1922 году в Ташкенте. Но мое детство прошло на Иссык-Куле. Мой дед был дорожным мастером, тополя сажал, дороги строил. Учился я в школе им. Ленина города Пржевальск. В молодости  активно занимался спортом. Когда мы переехали в Токмок в 41-м году, началась война. Я поступил в художественное училище, но проучившись несколько месяцев, меня направили во Фрунзенское пехотное училище. Там я проучился полгода, мне присвоили звание сержанта и отправили на фронт. Я попал в 9-ю гвардейскую дивизию.  Мы  вступили в бой за город Великие Луки. Это были ожесточенные бои. Ночью 2 декабря 1942 года немцы решили прорвать кольцо и выйти из  окружения. Я только сменился с поста, зашел в хату, где мы отдыхали, и тут вбегает наш солдат и кричит: «Немцы!». Я открываю дверь, смотрю,  горит дом, три танка, немцы бегут. Мой командир дает мне ручной пулемет и говорит: «Петя, бей гадов!». Я открыл огонь…
Когда мы выходили из  села, моих ребят уничтожили перекрестным огнем. Я попал в госпиталь  в Люберцах, под Москвой. Почти полгода находился в госпитале. Когда поправился, меня отправили в запасной полк. Пригодились знания, полученные в художественном училище, два месяца работал оформителем газеты.  

Похороненные заживо

- Однажды ко мне в запасной полк приезжает мой друг и спрашивает: «Почему ты здесь сидишь, малюешь? Давай на фронт,  на Курскую дугу». Так я попал  вместе с другом в 84-ю в добровольческую ополченческую дивизию. Я был наводчиком минометного расчета, и вот однажды в него попал вражеский снаряд.  Все погибли. Меня тоже посчитали погибшим, вынули документы, подписали похоронки домой. Начали хоронить.  Когда нас опускали в могилу, кто-то заметил, что я живой.  Меня отправили в госпиталь на  станцию Луза. Несколько месяцев  я пролежал в госпитале, и в 1944 году мне дали инвалидность и сказали: «Все, отвоевался».
В городе Токмак стоит памятник, среди погибших значится моя фамилия. В годы войны мои родители получили две похоронки, но  вера и желание жить помогли мне. Домой с фронта вернулся ночью, стучу в окно. А мать, увидев меня, сказала «Уходи, ты не мой сын. Мой сын умер». Тогда я разбудил всю улицу, поднял соседей. Мать увидела, ей плохо стало. Оказалось к тому времени меня успели отпеть в церкви.


Сорок марафонов мира

- На войне я подпортил свое здоровье, уже в мирное время начал активно заниматься спортом, бегать, организовал свой клуб, назвал его «Оптимист». Пробежал 40 марафонов мира, имею золотую медаль.
Мне сейчас 91 год. Я организовал несколько международных фотовыставок. Написал три книги «Как прожить сто лет и быть полезным человеком». Работаю в национальном университете им.Ж.Баласагына. По сей день я в строю. Мы никогда не забудем тех, кто не вернулся с войны. Пока мы живы, всегда будем помнить о них.