Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Омурбек Бабанов, премьер-министр Кыргызстана: «Мы предлагаем России действовать в пределах тех договоренностей, которые есть»

16 Апреля, 11:07  /   Обновлено в 11:07 16.04.2012

Бишкек. 16 апреля. КирТАГ -  Бишкек грозится выдворить из страны российскую авиабазу и отдать ряд крупных инфраструктурных проектов Китаю. О причинах обострения кыргызско-российский отношений премьер-министр Кыргызстана Омурбек Бабанов говорит в интервью российскому изданию «Коммерсант-Вл

Бишкек. 16 апреля. КирТАГ -  Бишкек грозится выдворить из страны российскую авиабазу и отдать ряд крупных инфраструктурных проектов Китаю. О причинах обострения кыргызско-российский отношений премьер-министр Кыргызстана Омурбек Бабанов говорит в интервью российскому изданию «Коммерсант-Власть».

- Киргизия утверждает, что недовольна пребыванием российской авиабазы в Канте. Готовы ли вы не продлевать соглашения о базировании российских войск после истечения срока их действия?

- Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев не говорил о том, что он не доволен пребыванием российской авиабазы. Было сказано, что за прошедший период накопились определенные долги по аренде военных объектов. И было бы хорошо, если бы эти долги были погашены. После переговоров с Дмитрием Медведевым в марте деньги в размере $15 млн поступили на счет минфина. Мы партнеры с РФ, мы должны всегда выполнять взаимные обязательства. Также мы готовы работать по всем другим нашим соглашениям, которые подписаны с Россией.

- Как тогда будет обстоять дело с торпедным заводом «Дастан», передачи пакета акций которого добивается Россия в обмен на списание $180 млн? Раньше вы с Москвой договаривались о 48% акций, а теперь Россия требует 75%.

- Мы обязались передать 48% завода и здание торгпредства РФ в обмен на списание $180 млн долга. Мы намерены действовать в пределах данных соглашений.  «Дастан» сейчас еще больше капитализировался за счет заказов. Нет у нас и проблем со сбытом. Мы понимаем, что заинтересованность России в этом заводе обеспечит «Дастану» большие объемы выпуска продукции и заказы на будущее. Никаких новых условий с нашей стороны и, я думаю, со стороны России тоже не должно быть. Иначе мы до бесконечности будем разбираться. Когда подписывали прежнее соглашение, обе стороны считали, что данная цена справедлива и ее надо принимать.

- А что будете делать, если договориться не удастся? Пойдете искать другого инвестора?

- У нас подписано с Россией соглашение. С нашей стороны было бы крайне некорректно вести переговоры с другими странами об этих объектах.

- Россия требует 75% в ГЭС «Камбарата-1», которую вы собирались строить с «Интер РАО», и четырех ГЭС на реке Нарын, которые должна строить «РусГидро». Согласны ли вы на эти условия?

- Речь шла о том, что  «Камбарата-1» - это крупный проект, объем инвестиций составляет около $2 млрд. Мы договаривались, что мы отдаем РФ 50% доли в обмен на полное финансирование объектов. По строительству Верхненарынских ГЭС мы тоже вели переговоры, должны были подготовить документы по распределению долей между сторонами. По «Камбарате-1» у нас даже подписано соглашение. Но Россия не выполняет свои обязательства. Мы предлагаем действовать в пределах тех договоренностей, которые есть. Сейчас давайте пропишем сроки исполнения проекта, подготовки ТЭО, время начала строительства и время его окончания,— если эти проекты еще вам интересны. Если эти проекты вам не интересны, давайте расторгнем документы. Вот недавно мы подписали с Китаем кредитный договор на $380 млн по строительству ЛЭП Датка—Кемин и подстанции «Датка» на $208 млн. Чтобы проекты окупались и электроэнергию можно было отправлять на экспорт, необходимо начинать строительство «Камбараты-1» Верхненарынского каскада ГЭС. Мы не можем ждать до бесконечности.

- Как продвигается вопрос о продаже «Газпрому»  «Кыргызгаза» и «Кыргызнефти»?

- Мы договорились о том, что «Газпром» найдет компанию, которая должна провести оценку и аудит «Кыргызгаза» и «Кыргызнефти». В июне-июле вопрос должен быть решен окончательно. По этим объектам у нас разногласий нет.

- Китай предлагает строить железную дорогу через территорию Киргизии в обмен на доступ к месторождениям по маршруту следования трассы. Готовы ли вы на такую схему?

- На сегодня протяженность железной дороги у нас лишь 400 км, она упирается в тупик. Сделать ее транзитной — одна из важных задач правительства. С этой дорогой мы увязываем и железнодорожное соединение севера и юга республики. Сегодня у нас север с югом соединен только через одну автомобильную дорогу, и, когда зимой выпадает огромное количество снега в горах, все перевалы полностью перекрываются. Мы будем вдоль железки строить и альтернативную автомобильную дорогу. Сейчас схема «месторождение в обмен на дорогу» не рассматривается. В 2009  году, такой план был. Но мы исключили этот вариант. Будем искать другие формы финансирования строительства железной дороги Китай—Кыргызстан—Узбекистан. Это может быть совместный проект с какой-то страной, это может быть концессия.

- Вопрос вывода американской базы из Киргизии возникает чуть ли не ежегодно. По словам президента Атамбаева, американская база покинет аэропорт Манас в 2014 году. Сейчас американцы платят за аренду $60 млн. Как скажется потеря этой суммы на бюджете?

- У нас подписано соглашение с США, срок которого истекает в 2014 году. Относительно дальнейшего существования авиабазы мы сказали, что в таком виде она не может дальше существовать. О судьбе этой базы после 2014 года мы должны разговаривать в рамках ОДКБ. Мы заинтересованы, чтобы в регионе была стабильность, и на сегодняшний день база выполняет эту миссию. Я надеюсь, что к 2014 году, как обещает президент США, операция в Афганистане будет доведена до конца. И отпадет необходимость в этой базе. Финансовая сторона этой проблемы играет второстепенную роль.

- Недавно в Бишкек приезжали помощник госсекретаря США Роберт Блейк. На переговорах было заявлено, что США заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве по эксплуатации военной базы. Как американцы хотят использовать базу после завершения срока соглашения?

- Рано еще об этом говорить. Пока ясно одно: будущее базы должно определяться с учетом интересов ОДКБ.

- Стоит ли сегодня на повестке дня получение кредита от антикризисного фонда ЕврАзЭС?

- В прошлом году мы закладывали в бюджет $106 млн из антикризисного фонда ЕврАзЭС. Нам было выдвинуто несколько условий. Во-первых, Кыргызстан должен был погасить свой долг перед Россией в сумме $14 млн. Это было сделано, несмотря на дефицит нашего бюджета. Но обещанные $106 млн так и не поступили. В этом году мы сформировали бюджет без данной суммы. Мы нашли другие источники и больше не будем обращаться в фонд. Будем искать другие возможности.

- Правда ли, что Киргизии по линии ЕврАзЭС было недавно выделено $35 млн на рекультивацию территорий, подверженных воздействию уранового производства?

- Речь идет о Минкуше. Именно там добывался уран. Уран при СССР полностью вывозился в Россию и использовался в атомной промышленности. К сожалению, технологии добычи не были выдержаны, сегодня мы столкнулись с последствиями этого. Сейчас принята программа на 2013-2018 годы, которую мы будем выполнять с «Росатомом». Ожидается, что «Росатом» за счет своих средств начнет рекультивацию. Но там речь не идет о сумме $35 млн — выделено всего 10 млн руб.

- Киргизия еще хочет вступать в Таможенный союз?

- В Таможенный союз (ТС) мы сами подали заявку. Но при этом мы договорились, что наши специалисты должны изучить законы ТС, чтобы провести у себя на законодательном уровне необходимые внутренние процедуры. Сейчас уточняем, в каких секторах мы должны получить преференции. Наша экономика еще слаба, она может серьезно пострадать от вступления в ТС.

- А какие преференции Киргизия будет просить?

- Должны быть созданы определенные льготы для легкой промышленности. У нас на двух крупнейших в Центральной Азии оптовых рынках работает большое количество людей. Вступление в ТС приведет к повышению цен и безработице на этих рынках. Поэтому мы должны создать швейные производства у себя в стране и обеспечить рабочие места. Это требует некоторых финансовых льгот и времени для адаптации.