Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Кубатбек Боронов, министр ЧС Кыргызстана: «Над Бишкеком будет построена защитная дамба»

13 Августа, 17:21  /   Обновлено в 17:21 13.08.2012

Бишкек. 13 августа. КирТАГ. Дарья Сытенкова. Над Бишкеком будет построена защитная дамба, заверил в интервью КирТАГ министр чрезвычайных ситуация КР Кубатбек Боронов.
«Будем строить защитную дамбу над Бишкеком. Это решение принято после очередного прорыва (озера Тез-Тор – КирТАГ). В сто

Бишкек. 13 августа. КирТАГ. Дарья Сытенкова. Над Бишкеком будет построена защитная дамба, заверил в интервью КирТАГ министр чрезвычайных ситуация КР Кубатбек Боронов.

«Будем строить защитную дамбу над Бишкеком. Это решение принято после очередного прорыва (озера Тез-Тор – КирТАГ). В столице проживает более миллиона жителей. Столица должна жить без опасений и волнений», - заверил министр.

Он также сообщил, что по поручению премьер-министра будет разработано ТЭО, со всеми расчетами по затратам.

- Сколько в Кыргызстане насчитывается озер, представляющих потенциальную угрозу городам и селам?

 - У нас по республике насчитывается более двух тысяч высокогорных озер, из них более 300 - потенциально опасных. Их состояние каждый год меняется, то они наполняются, то уровень воды уменьшается.

- Сейчас какой уровень воды в озере Тез-Тор, и представляет ли это опасность?

- Сейчас практически воды в озере осталось процентов 20%. Теперь 5-7 лет Тез-Тор будет безопасным. Всего над Бишкеком около 15 таких высокогорных озер. В этот раз получилось, что ледник или камень  свалился, и за 4 дня вода дошла до критической отметки. На карте видно, что в 2011 году было еще 20 метров до дамбы, а 15 июля этого года осталось 4 метра до края. Всего около 90 тысяч кубометров воды было на тот момент, и произошел перелив, который сопровождался прорывом. Здесь есть метеорологическая станция, метеорологи сидели и в бинокль смотрели, но опасаться было нечего, максимальный приток воды был 30-35 тысяч кубометров.

- А есть специальная карта, чтобы люди могли сориентироваться, в каком направлении двигаться при прорыве дамбы?  

- В каждом селе, в каждом городе, отработана схема оповещения и схема эвакуации, все карты и схемы находятся у местных властей. В  селе Байтик у главы аилокмоту была карта. В этот раз людей эвакуировали, и они ждали на склонах соседних гор Адегенэ и Тез-тор.

- Что стало причиной паники? И почему люди не были вовремя оповещены, к примеру, по смс?

- С мобильными  операторами у нас есть договор, к сожалению, они пока недобросовестно работают. По Тез-Тору мы передавали по смс, но сообщения приходили только на следующий день. Сейчас как раз разбираемся по этому поводу. Я хочу до конца разобраться, кто недобросовестно сработал – наши специалисты или мобильные операторы. 

 - В каких районах еще есть непредсказуемые озера, которые представляют потенциальную опасность для жителей населенных пунктов?

- Над Бишкеком около 15 таких озер. В сторону Кемина по горам такие озера есть, в сторону Таласа, по Иссык-Кулю с северной и с южной сторон есть горные озера. На юге на Алайском хребте над Кадамжайским районом. На сегодня самым актуальным является озеро Петрова недалеко от Кумтора. Объем воды там очень большой - 60 кубометров, там постоянно ведется наблюдение, и со стороны Кумтора и с нашей стороны. Мы с ними постоянно обмениваемся информацией.

- В истории Кыргызстана были случаи, когда озера представляли реальную угрозу для жизни людей?

- На озере Тез-Тор в 2005 году был прорыв, все эти годы озеро наполнялось, в 2010 году над Кочкорским районом высокогорное озеро Укук вышло из берегов, тогда было затоплено несколько домов, хорошо, что без жертв обошлось. 

- Что может сделать МЧС, чтобы предотвратить последствия?  

- У нас около 300 озер в труднодоступных местах. Там невозможно даже вертолет посадить. Но за ситуацией мы постоянно наблюдаем, информация поступает в компьютер. В этот раз за 3-4 дня мы знали, что в озере уже предельный уровень воды. Один раз в год облет делаем. Если где-нибудь есть опасность - обязательно предпринимаем меры, предупреждаем население, проводим по возможности безопасный пропуск высокогорных озер.

- Сколько средств уходит для того, чтобы вести наблюдения за озерами?

- В сентябре начнет работать новый проект, который будет финансироваться по линии Всемирного Банка. Примерно на $6 миллионов. Рассчитан он до 2017 года. За это время мы проведем переоснащение основного технического оборудования метеорологической службы.

- А сколько из бюджета на профилактику ЧС выделяется?

- На все наши службы выделяется около 300 млн сомов – это и строительство дамбы, и ликвидация последствий, лавин, селей, и на предупреждение. В принципе это покрывает не более 46% наших потребностей.

- В этом году у нас много селей и оползней на юге, можно ли было это предвидеть?

- Да, селей было много. Даже старики говорят, что они никогда такого количества селей и паводков не видели. На юге республики сели и оползни были повсеместно, начиная с Лейлекского района, заканчивая Кадамжайским. Ноокатский, Кара-Кульджинский, Узгенский районы – по всей территории юга одновременно пошли сели. Сил МЧС не хватало, насчет этого даже было предупреждение премьера, чтобы на местах проводили очистку каналов, не все добросовестно отнеслись к этому поручению. И из-за последствий на уровне правительства шли разбирательства.

- Каков был ущерб от весенних паводков и селей?

- Сумму определить очень сложно, но примерно общий ущерб, нанесенный ЧС за 7 месяцев текущего года, оценивается в 800 миллионов сомов.

- Сейчас в Оше раздают землю. И жилмассив Кен-Сай, где отдано уже более тысячи участков, селе- и оползнеопасен. Ваши специалисты давали заключение, прежде местные власти отдавали землю под строительство?

- Нет, не давали. Но по логике они (заключения МЧС – КирТАГ)  должны были. Мы уже год говорим об этом. Одно время даже требовали, чтобы был нормативный документ. Специалисты МЧС должны оценить участок на предмет безопасности, чтобы люди не построили дома  в потенциально опасных зонах. К сожалению, этот наш проект не прошел через Жогорку Кенеш. И по сей день мы не имеем таких полномочий. Но на местах мы постоянно проводим работу с местными властями, настоятельно просим, чтобы они хотя бы советовались со специалистами, чтобы не было такого, выдают землю, строят, а потом нам защищать их от чрезвычайных ситуаций.

- Что ожидает нас с землетрясениями?

- Опасность всегда есть, почти 90% нашей территории в высокой сейсмической зоне - от 7 до 9 баллов. Сейчас наблюдается активизация сейсмических процессов. Возможно несколько мелких (землетрясений – КирТАГ) будет, возможно один большой толчок.

- На этом фоне как вы смотрите на то, что Ош по новому генплану хотят многоэтажками застраивать?

- Наука-то вперед идет. В Японии происходит чаще и больше землетрясений, а у них небоскребы какие стоят. Можно 9-18-этажные дома построить, но при этом соблюдать все нормы. У нас есть сейсмическая карта всех районов.

- Зимой было очень много осадков, какая была ситуация с лавинами на горных трассах?   

- Самый лавиноопасный период - февраль, март, апрель. Этот год и на лавины плодотворный. Сравните цифры: в 2011 году было 22  лавины, в 2012  - 86 лавин, то есть в 4 раза больше, чем в прошлом году. В ноябре как снег выпал и не таял до поздней весны. В Ошской и Жалал-Абадской областях норма в четыре раза превысила средние показатели. Ущерб был в пределах нормы, но самое печальное, что были человеческие жертвы. Мы постоянно предупреждали, но наше население в лавиноопасные моменты все равно проезжает по горным трассам. 8 человек погибло, и причина одна – не послушали специалистов.

- Министерство финансов заявило, что будет требовать по расходам на каждый сом. У МЧС есть приоритетные статьи расходов?

- Сейчас мы проводим инвентаризацию по всей стране потенциально опасных участков. Именно в тех местах, где население проживает. По линии всех министерств собираем информацию, чтобы сделать примерный расчет. По требованию премьер-министра мы разработаем план по предупреждению ЧС и внесем свои предложения. Грубо говоря, чтобы снять напряжение по потенциально опасным участкам, нам нужно 16 миллиардов сомов. Для сравнения: в год мы запрашиваем около 2 миллиардов сомов, нам дают 1, 2 млрд. Из них 550 миллионов уходят на содержание пожарной службы. Пожарная служба в плачевном состоянии. За 2-3 года мы купили 74 пожарные машины, по всей стране 84 пожарные части и всем не хватило.

- По линии  международных институтов рассчитываете на помощь?

- По линии Всемирного банка $16 млн рассчитываем. По линии агентства «Jika»с сентября начнет поступать помощь японского правительства на $3 млн. Планируем провести техническое оснащение  центра управления кризисных ситуаций, улучшить систему оповещения населения при ЧС. Важный компонент - создание единой службы помощи «112», о которой мы все время говорим, только запустить не можем, потому что финансов не хватает. В этом году планируется запустить в Бишкеке и Оше.  К этой службе  «112» будут все  структуры, как в Америке на «911» все завязано. Но в техническом плане до них нам еще далеко, пока планируем милицию и врачей. Если финансирование будет, мы до конца года запустим.