Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Кубатбек Байболов, экс-генеральный прокурор Кыргызстана: «Если новая оппозиция выдвинет меня кандидатом на президентских выборах, я готов подчиниться этому решению»

18 Апреля, 17:53  /   Обновлено в 17:53 18.04.2011

Бишкек. 18 апреля. КирТАГ – Замир Ибраев. После отставки и эмоционального выступления экс-генпрокурора Кубатбека Байболова в парламенте, произошло много событий, так или иначе изменивших политический расклад Кыргызстана. Критикуемый им первый вице-премьер-министр Омурбек Бабанов ушел в отставк

Бишкек. 18 апреля. КирТАГ – Замир Ибраев. После отставки и эмоционального выступления экс-генпрокурора Кубатбека Байболова в парламенте, произошло много событий, так или иначе изменивших политический расклад Кыргызстана. Критикуемый им первый вице-премьер-министр Омурбек Бабанов ушел в отставку на время расследования, а партии и политические силы, находящиеся в оппозиции, объединились вокруг Байболова для борьбы за власть.

Кубатбек Байболов в интервью агентству КирТАГ комментирует причины и возможные последствия своей громкой отставки.

 

Находясь на посту генерального прокурора, вы возбудили ряд громких уголовных дел в отношении высокопоставленных должностных лиц. Именно это стало причиной вашей отставки?

 

 - В общем-то, да. В первую очередь, это уголовные дела, связанные со средствами, изъятыми из ячеек пяти банков, которые непонятно, как и кем были потрачены во время июньских событий. Второе,  дело о 1,5 млрд сомах социального фонда, которые были выведены из «Азия Универсал Банка». Третье,  уголовное дело по «Кумтору», где в качестве обвиняемых фигурировали чиновники, подписывающие договора с «Центеррой». Все материалы были уже собраны. Четвертое, дела в отношении сотрудников прокуратуры Бишкека. Вы помните, в отношении ряда прокуроров столичной прокуратуры были возбуждены уголовные дела. Пятое, мы отменили незаконное приостановление уголовного дела в отношении главы фракции «Республика» Канатбека Исаева. Дело связано с его деяниями в бытность мэром города Токмак.

Все это вместе взятое, я думаю, и послужило основанием для моей отставки. А вообще-то я был там чужероден с самого начала. На «властном олимпе» доминировали «они», а я представлял в прошлом оппозиционную партию. Настороженное отношение ко мне всегда присутствовало, я это чувствовал.  Но не был готов к тому, что они попытаются меня убрать путем компрометации. Но суть не в том, что меня сместили. Я готов был оставить пост, я просто до крайней степени возмущен, что Отунбаева морально-этические нормы применяет избирательно.

 

Почему факты, озвученные в парламенте, вы не предали огласке до своей отставки? Сейчас многие ваше заявление воспринимают как месть.

 

 - Во-первых, я проработал на посту всего пять месяцев.  Во-вторых, прекрасно понимал, что такие разоблачения неминуемо будет стоить должности. Где вы встречали кыргыза, который, вступив на пост, сразу был бы готов растаться с ним? Я создал первые прецеденты - возбуждение уголовных дел в отношении судьей Конституционного суда, в отношении руководителей столичной прокуратуры, в отношении вице-премьера страны.

Озвучить скандальные материалы даже после отставки было весьма и весьма затруднительным делом.

Это не месть. Я защищаю свою честь и достоинство. И буду до конца защищать, потому что людям, которые сами по пояс, а может даже по уши, в аморальном состоянии, не имеют права клеветать, шельмовать, а также вешать ярлыки на меня.

Я прошел две войны, работал в Москве, за границей, был депутатом, занимал многие посты. Никогда не имел ни одного взыскания. Никто не мог упрекнуть меня в бесчестии. И им я не дам такого права. Пусть люди, что угодно говорят, но я раскрою их сущность. То, что я сказал, это лишь небольшая часть айсберга, того, что люди должны знать.

Громкие разоблачения еще впереди. И по деньгам из банковских ячеек Бакиева, и по прослушиванию телефонных переговоров, и по многим другим злоупотреблениям.

 

Скандал с прослушками ГКНБ имеет уже большой резонанс. Как появился СОРМ в нашей стране? С чьей подачи?

 

 - В свое время Максим (Бакиев - КирТАГ) завез в Кыргызстан систему СОРМ (система технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий – КирТАГ). Эта система позволяет тотально прослушивать разговоры. Экс-президент К. Бакиев хотел узаконить СОРМ. Законопроект уже прошел парламент, но Бакиев не успел его подписать.

Новая власть провозгласила себя демократами, но ровно через год система уже вовсю использовала СОРМ. Я видел расшифровку прослушки моего телефона! Написал письмо Отунбаевой еще в прошлом году, мол, прослушивается генеральный прокурор, примите меры, это же незаконно. Ожидал назначения служебного расследования. Но до сих пор молчок. А сейчас меня прослушивают по санкции.

Все помнят об инциденте с Ташиевым в Чон-Арыке. Следствием установлено, что там (около дома К. Ташиева - КирТАГ) стояла машина, оснащенная 16-канальной передвижной прослушивающей системой. А на Ташиева ведь не было уголовного дела. Тогда на каком основании там находилась эта спецтехника? Таких доказательств множество. И если депутатская комиссия хорошо поработает, мы узнаем много подробностей.

Сейчас идет демонтаж СОРМа, под предлогом, что система никогда не работала. А на деле ГКНБ зачищает следы.

 

Какие подвижки по работе комиссии, проверяющей изложенные вами факты?

 

- У меня есть сомнения в объективности работы данной комиссии.

 

Ваше выступление в стенах парламента вызвало не только словесные перепалки, но и едва не спровоцировало вооруженный конфликт. Оказалось, что сторонники депутатов приходили в парламенте с оружием. Какую реакцию ожидали лично вы от выступления?

 

 - В парламент проносят оружие, и не надо делать изумленные глаза и говорить, что об этом никто не знал. Я понимал, что мое выступление в парламенте, не пройдет незамеченным. Но ожидал другой реакции. В любом другом европейском государстве подобные заявления сопроводились бы незамедлительными отставками. И в первую очередь, на мой взгляд, от должности должен быть отстранен глава ГКНБ. Тем более, это уже не первый сигнал. Национальная комиссия по расследованию событий на юге делает выводы, и в числе основных виновных называет Душебаева (председатель ГКНБ КР– КирТАГ). Президент еще тогда должна была предпринять меры. Или официально не признать и опровергнуть выводы нацкомисии. Но ни того, ни другого сделано не было.

Душебаев приказом Временного правительства, 7 апреля в 23 часа назначается председателем ГКНБ. Представляется коллективу и приступает к выполнению обязанностей. Во второй половине ночи, к нему приходит Суталинов (экс-глава ГКНБ – КирТАГ), он его с миром отпускает, зная, что на площади гора трупов. И пускает пыль в глаза, что, мол, не было уголовного дела. Юридически это называется превышение должностных положений. И по факту должно быть возбуждено уголовное дело.

Глава ГКНБ отправляет подсудимых на спецоперацию с оружием в руках. В результате один из них погиб, как известно. Да за такой вопиющее нарушение, он должен уже на следующий день уволен с должности. Но президент молчит. Мой вопрос, которым я задался в своем выступлении в парламенте, справедлив: почему глава государства к одним предъявляет высокую планку требований, а к другим более чем лояльна?

 

Какая информация скрывается в невидимой еще части айсберга? Вы готовы сказать сейчас то, что не было еще сказано?

 

 - Не могу. Есть вещи, которые могут всколыхнуть общество. Всему свое время. Есть комиссия, которая должна сделать вывод. Но членам комиссии я дал всю, полную информацию.

 

Располагаете ли вы документами, которые прямо доказывают коррупционные нарушения в действиях Бабанова?

 

 - Да. Его не отстраняют, потому что он находится не в поле ее (Отунбаевой – КирТАГ) юрисдикции. Но ведь глава государства курирует правоохранительные органы, которые заводят уголовные дела. Я был смещен, потому что посягнул на бизнес Бабанова и его сподвижников.

Все, что касается компании «Мегаком» -  это гражданско-правовые отношения, и правоохранительному сектору там делать было нечего. Кому сколько процентов должно принадлежать, должен решить суд. Изначально все кыргызские суды определили, что 51% принадлежит «БиМоКом», то есть представителям российского бизнеса. Власти должны были подчиниться решению суда. После 7 апреля прошла национализация 49%, и этого никто не оспаривает. Все, кто претендует на оставшиеся 51%, должны решать спорные вопросы в суде. Мы привлекли 19 человек, которые рейдерским путем захватили все 100% акций компании, и передали дело в суд. Представители Бабанова трижды встречались с представителями ЗАО «Альфа Телеком» и вымогали $50 млн. И это депутатской комиссией уже установлено, Кенекеев (глава фонда национализированного имущества – КирТАГ) сам в этом признался, и это подтвердил российский менеджер.  Это уже факт. И после того, как они (российская сторона – КирТАГ) отказались выдавать эту сумму, произошел налет финполиции, затем начали выкручивать руки прокуратуре.

Рейдерский захват не удался, и я очень благодарен судьбе, что факт вымогательства подтвердился. Так что любая ложь выходит наружу.

Я пока очень легко обороняюсь, а дело ведет на очень высокие должности. Это спланированное шельмование, есть предположение, что все это связано с предстоящими президентскими выборами. У них есть опасения, что я выдвинусь на выборы и создам большие проблемы. Так что решено было меня на дальних подступах скомпрометировать.

 

Говоря о предстоящих выборах президента, значит ли, что вы намерены выставить свою кандидатуру?

 

 - Раньше я отвергал такую вероятность, но теперь серьезно размышляю. Меня очень большие силы к этому подталкивают. Это рекомендации достаточно больших политических сил. К этому меня побуждает и настоящая ситуация. Меня пытаются «сжечь» те, кто грабил и продолжает грабить государство. Это не может так дальше продолжаться. Это главный побуждающий мотив - кто-то должен их остановить.

Мое выдвижение на выборы зависит от многих составляющих. Я глубоко убежден, что оппозиция должна выдвинуть единую кандидатуру. Иначе опять будет провал, как это было на парламентских выборах. Если выбор новой оппозиции падет на меня, я готов подчиниться этому решению. Если оппозиция определит какого-нибудь другого кандидата, то я готов поддержать его. Слово за оппозицией, за всем протестным электоратом.

Мы демократическим путем, путем демократической процедуры должны определить одного человека, и все зависит от того, найдем ли мы силы унять амбиции каждого. Если не найдем то будет то же самое, как и на парламентских выборах. Ведь на них мы проиграли только из-за личностных амбиций. Если бы мы объединились, то одержали бы триумфальную победу.

 

В таком случае, можно ли расценивать ваше выступление в парламенте, как первый, причем очень удачный и громкий, пиар-ход вашей будущей предвыборной кампании?

 

 - В таком случае, я должен сказать спасибо тем, что дал мне этот козырь. Это же не мой ход. Если бы я находился в должности и ни с того ни с сего «шарахнул» бы своим заявлением, а потом бы начал готовиться к выборам, то это можно было расценить как пиар-ход. Но в данном случае это ход Отунбаевой, и не совсем удачный, продиктованный ее сподвижниками. Я считаю, у президента не совсем квалифицированное окружение, которое ее же и подставило.

 

Как складываются ваши отношения с президентом после отставки? Есть ли обида? Ведь именно Отунбаева назначала вас на должность генерального прокурора.

 

  - Да, в свое время она доверила мне этот пост. Но сейчас у президента не было моральных, ни юридических оснований унижать мои честь и достоинство. Все обвинения должны быть доказательными. А морально-этический аспект, который мне предъявлен, можно выдвинуть против кого угодно.

 

Как отреагировали ваши соратники по партии «Ата-Мекен» на вашу громкую отставку? 

 

  - Было заявление семи партий, в числе которых и фракция «Ата-Мекен». Я пока не организовываю ничего. Не вывожу людей, не организовываю заявления.

 

Против вас выдвигаются новые обвинения. В кыргызскоязычных СМИ, в частности, утверждается, что экс-губернатор Иссык-Кульской области Кыдыкбек Исаев предлагал вам снять с него обвинения в обмен на возвращение его в Кыргызстан?

 

 - Нет, я его не видел. Я с ним знаком, но не видел. Он мне не звонил и ничего не предлагал.  А подобные публикации пишутся на потребу обществу. В кыргызском обществе большой спрос на эти «помои».

 

Чем вы сейчас занимаетесь?

 

- Я не сижу просто дома. Времени совсем не хватает, тут надо и отбиваться, и с политиками разговаривать. С документами разбираюсь. Работы много. Не успеваю. У меня ведь даже машины нет, вынужден был ее продать, чтобы закрыть некоторые расходы. И квартиры своей нет. В 2009 году, вы же помните, я был вынужден срочно бежать из страны за границу из-за опасений за свою жизнь и жизнь членов семьи. Вернулся только после свержения бакиевского режима. Перед отъездом квартиру мы продали. Другую так и не купил.

 

Чувствуете ли вы сегодня угрозу для себя в стране?

 

  - Я принял достаточные меры. Но, безусловно, угроза существует. Но на этот раз я не собираюсь покидать страну. Не для того, был свергнут Бакиев.

 

Есть ли у вас свой бизнес в Казахстане или в других странах?

 

- Пока нет. Но не буду скрывать,  я предпринимаю попытки создать бизнес за рубежом. Бизнес в Кыргызстане стал источником моих страданий. Пять лет назад меня можно было внести в сотню самых богатых людей в Кыргызстане, сейчас я даже в тысячу не войду.

 

Каким вы видите будущее Кыргызстана?

 

- Предстоит долгий путь преодоления всего того, что было наделано прежними режимами, в том числе и этим. Страна по сути живет на подаяниях. Для того, чтобы нам самостоятельно что-то делать, зарабатывать на жизнь, нужно многое изменить.

А реформы это не простое дело, это настоящая война. Потому что это распределение власти и ресурсов. Экономика также как и любая другая наука не терпит волюнтаризма. На выходе это обернется очень тяжелыми последствиями. Сейчас вся система управления государством разбалансирована, и нужно весь механизм приводить в порядок.

 

Что вы предлагаете?

 

- Все должно двигаться фронтально. Самое первое и непременное условие - государственные чиновники должны прекратить воровать и захватывать экономику целыми отраслями.

 

Спасибо за откровенное интервью!

 

Информационное агентство КирТАГ готово предоставить свою информационную площадку всем персонам или заинтересованным сторонам, затронутым в этом интервью.