Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

И.о. председателя совета директоров «ФинансКредитБанка КАБ» Мохаммад Гафари: «Руководство банка будет вынуждено подать в суд на Нацбанк Кыргызстана». (Как Нацбанк в «ФинансКредитБанке» иранский уран искал)

02 Ноября, 15:16  /   Обновлено в 15:16 02.11.2011

Бишкек. 2 ноября. КирТАГ – Замир Ибраев. Руководство «ФинансКредитБанка КАБ» будет вынуждено подать в суд на Национальный банк Кыргызской Республики, если не будет снят банковский надзор в отношении банка. Об этом сообщил в интервью КирТАГ и.о. председателя совета директоров &

Бишкек. 2 ноября. КирТАГЗамир Ибраев. Руководство «ФинансКредитБанка КАБ» будет вынуждено подать в суд на Национальный банк Кыргызской Республики, если не будет снят банковский надзор в отношении банка. Об этом сообщил в интервью КирТАГ и.о. председателя совета директоров «ФинансКредитБанка КАБ» Мохаммад Гафари.

«Если Национальный банк Кыргызской Республики не снимет банковский надзор в отношении ОАО «ФинансКредитБанка КАБ» руководство банка будет вынуждено подать в суд на НБКР», - сказал М. Гафари.

Напомним, что банковский надзор в «ФКБ КАБ» введен Национальным банком 1 августа 2011 года. Также с 18 августа в банке введены ограничения на прием вкладов от населения (норматив К.5), а с 8 сентября были заблокированы операции с лицами, связанными с учредителями банка.

Национальный банк поясняет, что принял вышеуказанные меры для исполнения внутреннего положения о лицензировании, в котором утверждает, что ОАО «ФКБ КАБ» нарушил сроки представления дополнительной информации по новым акционерам банка. Надзор и норматив К.5 были также введены, ссылаясь на необходимость определения источников происхождения средств, на которые в мае текущего года были приобретены 90,9% акций гражданами Ирана.

 

Г-н Гафари, в связи, с чем введен банковский надзор в «ФинансКредитБанке»?

 

   - Как известно в мае 2011 года произошла смена акционеров в «ФинансКредитБанке». Все новые акционеры - 10 граждан Ирана и 3 - резиденты Кыргызстана, прибрели доли акций, не превышающие 10%. Перед приобретением акций инвесторы изучали банковское законодательство Кыргызстана. В законодательстве указано, что согласование с Национальным банком при приобретении акций производится, если лицо приобретает свыше 10% акций, то есть в таком случае он считается значительным участником акционерного общества и перед покупкой обязан представить определенные документы в Нацбанк.

После первичного уведомления о сделке с приложением необходимых сведений, Нацбанк стал запрашивать информацию об акционерах, ссылаясь при этом на положение о лицензировании, которое введено Нацбанком в ноябре 2010 года. В положении указывается, что в случае владения или приобретения от 1 до 10% акций покупатель предоставляет в Нацбанк определенные сведения. (Суд признал это положение о лицензировании незаконным – КирТАГ). Когда от Нацбанка стали поступать запросы, несмотря на то, что в законе о банковской деятельности это не было предусмотрено, наши акционеры, придерживаясь принципов прозрачности и открытости, стремились представить необходимые документы.

Запрос пришел в конце мая. До 1 июля необходимо было подготовить анкеты и сведения об источниках средств, на которые были приобретены акции. Естественно в этот срок уложиться не удалось. Во-первых, у нас с Ираном совпадают всего три рабочих дня в неделю, у нас выходной в субботу и воскресенье, у них же в четверг и пятницу. Нацбанк запросил налоговую декларацию, которая отражает сумму, направленную на покупку акций, а также анкеты на акционеров банка. Наши акционеры не успевали и попросили увеличить срок предоставления документов, так как наши страны далеко расположены друг от друга, присутствуют трудности перевода с русского на фарси и обратно. Кроме того, налоговая служба Ирана не предоставляет информацию частным лицам. Нашим акционерам пришлось действовать через фискальные органы Кыргызстана. НБКР отказался продлить срок, и все что мы успели собрать за короткое время, не было принято Национальным банком. Они посчитали, что информации недостаточно.

Был назначен новый срок, теперь уже до 10 августа. Но 1 августа нам вводят банковский надзор. На все вопросы, нам ответили, чтобы мы представили документы, тогда будет решен вопрос снятия надзора.

8 августа представлены все документы, однако банковский надзор не снят, а в адрес банка поступают дополнительные запросы. К примеру, у наших акционеров ранее в собственности была компания, и Нацбанк потребовал учредительные документы материнской компании. Хотя законом это не предусмотрено. 

Стоит отметить, что один из наших местных акционеровграждан Кыргызстана, который посчитал, что предоставление такой информации является незаконным, подал в суд и выиграл процесс. Суд признал действия Нацбанка незаконными. Согласно решению суда, положение о лицензировании противоречит закону «О банках  и банковской деятельности». Суд принял во внимание, что при принятии данного постановления оно должно быть опубликовано в средствах массовой информации и пройти экспертизу. Этого сделано не было, но Нацбанк об этом никогда и нигде не говорит. 

 Хочу подчеркнуть, что НБКР вправе ввести прямой банковский надзор, когда существуют финансовые проблемы, при действиях банка или его должностных лиц, которые расцениваются как рискованный и могут негативно повлиять на устойчивое развитие банка. Однако ни один из этих пунктов не может быть применен к нашему банку, то есть оснований для введения надзора не было.

Сейчас каждая операция проходит через контролера, а их сотни тысяч. И все подписывает Национальный банк. Были прецеденты, когда несколько клиентов пострадали и ушли от нас в другой банк.

 

 Поясните, какую резолюцию совета безопасности ООН использовал НБКР для введения банковского надзора?

 

 - НБКР применил к нашему банку резолюцию совета безопасности ООН 1929, которая призывает проявлять бдительность в отношении деловых связей финансовых учреждений, находящихся на их территориях со всеми банками, базирующимися в Иране, их отделениями и филиалами за рубежом во избежание того, чтобы такие деловые связи не способствовали распространению ядерной деятельности или разработки систем доставки ядерного оружия. К данной резолюции прилагается перечень, в котором указаны физические и юридические лица, связанные с ядерными программами. Это те, кто входят в так называемый «черный список». Ни один из акционеров банка, ни одно из учреждений, коммерческих структур, которые когда-либо были связаны с нынешними акционерами в данный «черный список» не вошли.

Отслеживанием операций по финансированию терроризма и отмыванию денег, полученных преступным путем (включая всю сеть связанных лиц), занимается в Кыргызстане Служба финансовой разведки. От них есть письмо, которое гласит, что «в перечне физических и юридических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в террористической деятельности (его финансировании) данные лица (то есть наши акционеры) не значатся».

 

Расскажите, из-за чего в банке были введены ограничения на прием депозитов? Были ли для этого основания?

 -  Сразу расскажу об условиях введения данного норматива, который именуется как норматив К.5. Комитет НБКР заявил, что, учитывая основания для введения прямого банковского надзора, финансовое состояние и специфику банка, иные факторы и обстоятельства, которые могут повлиять на положение банка, НБКР вправе установить осуществление прямого банковского надзора, ограничение или требование о временном прекращении по операциям банка, которые связаны с высоким риском потерь.

Введение норматива вызвало отток депозитов на сумму более 200 млн сомов. Нарушены права вкладчиков, потому что население побежало раньше времени забирать вклады, и соответственно они свои проценты не получили.

Также, Нацбанк дошел до того, что оперирует неподтвержденной информацией. НБКР сообщает, что имеется неподтвержденная информация о намерении ряда коммерческих банков стран СНГ и «Deutsche Bank» закрыть корсчета с ОАО «ФКБ КАБ», - пишется в постановлении Национального банка. Ни один банк стран СНГ, с которым у нас имеются корсчета, не разорвал с нами отношения. А с Deutsche Bank» у нас никогда не было корреспондентских счетов. То есть одним из оснований для введения банковского надзора явилась неподтвержденная информация. 

 

 Смена руководства банка, в частности, Нурдина Илебаева помогла ли банку избежать политизации?

 

 - Да конечно, но хотелось отметить, что вопрос с назначением Илебаева был излишне политизирован с самого начала. Вообще-то мы стали искать председателя банка. Был объявлен конкурс, отобраны шесть кандидатов. Со всеми были проведены интервью, собеседования, и в итоге был принято решение за Нурдина Илебаева. Он пришел 1 августа и в этот же день нам ввели прямой надзор. В прессе начались публикации, мол, это банк Бабанова, он посадил сюда своего человека. Тогда Н.Илебаев сказал, что он подает в отставку, и мотивировал свое решение тем, что его назначение стали политизировать, поэтому через 5 дней после назначения он подал в отставку.

 

  Какие действия намерен предпринять банк в отношении снятия банковского надзора?

 

 - Нами подан иск в суд, при этом мы прошли досудебное регулирование. Предварительно мы обратились в Нацбанк с письмом с просьбой отменить банковский надзор. Нам было отказано. Сейчас мы имеем право подать на них в суд, так как все досудебные процедуры соблюдены.

Хочу отметить, что государственная служба регулирования и надзора за финансовым рынком отмечает, что сделки по отчуждению и приобретению акций ОАО «ФКБ КАБ» проведены с соблюдением требований законодательства, и акционеры банка правомерно вступили в права владения акциями. Сделки проведены 19 мая на КФБ.  После революции покупка акций явилась первой значительной  инвестиционной операцией. Инвесторы намеревались увеличить уставной капитал с 300 млн до 1 млрд сомов.

Конечно, в суд подавать не хотелось бы, но придется, и формулировка будет одна: отмена банковского надзора.

Мы обратились к депутатам, с просьбой разобраться в сложившейся ситуации. Нацбанк упрекает нас в этом, мол, почему вы побежали жаловаться к депутатам. А скажите, где инвесторам искать защиты своих прав, если Нацбанк не учитывает наши интересы? Вопрос с банком рассмотрен на заседании комитета по бюджету и финансам, где было решено создать депутатскую рабочую группу по рассмотрению нашего вопроса. Другой парламентский комитет по экономическим стратегиям, инвестициям и туризму по инвестициям вынес решение о превышении полномочий Нацбанком.

В последние дни октября Нацбанк подал в суд два иска: о защите чести и достоинства зампредседателя Абдыбалы Суеркул тегин, а также о принудительном взыскании с ФинансКредитБанка информации, которой банк не располагает. В настоящее время мы готовимся к судебным процессам.

В заключение подчеркну, что в банковской системе не было случая, когда банковский надзор не сказался отрицательно на репутации и финансовом состоянии кредитно-денежного учреждения.