На русском
26
Июня
Бишкек
76.87 1.14
68.82 0.21
2.2222 1.1111
3.3333 4.4444

Генерал-майор Жениш Джакипов: «В академии МВД Кыргызстана все еще работают преподаватели, набравшие в профессиональном рейтинге всего 9 баллов из 100»

22 Ноября, 11:45  /   Обновлено в 14:12 22.11.2013

Бишкек. 22 ноября. КирТАГ - Калия Дуйшебаева. Академию МВД Кыргызстана весь год сотрясали скандалы. 13 марта по факту вымогательства и получения взятки в особо крупном размере АКС ГКНБ КР были задержаны экс-начальник академии Алмаз Базарбаева и его заместитель Рахматилло Амираев.

Бишкек. 22 ноября. КирТАГ - Калия Дуйшебаева. Академию МВД Кыргызстана весь год сотрясали скандалы. 13 марта по факту вымогательства и получения взятки в особо крупном размере АКС ГКНБ КР были задержаны экс-начальник академии Алмаз Базарбаева и его заместитель Рахматилло Амираев.
19 июня выпускники вуза устроили массовую драку в развлекательном центре «Монте-Карло». 9 июля в селе Кок-Жар произошло ДТП, в результате которого погибли трое курсантов академии, еще пять человек получили травмы. Учащиеся ехали на плановые учения по стрельбе на полигон в село Ала-Тоо. Одной из причин гибели курсантов в аварии стал перегруз – 160 курсантов перевозились в четырех микроавтобусах, рассчитанных, минимум на 20 человек.
В начале сентября начальником академии был назначен генерал-майор Жениш Джакипов. Новый руководитель вуза рассказал в интервью КирТАГ о мерах, которые новое руководство принимает для исправления ситуации.
- С какими проблемами сталкивается академия МВД при воспитании нового поколения милиционеров?
- В течение последних 15-20 лет в учебном заведении ничего не менялось, следствием этого явился глубочайший застой. Например, кадры, прежде всего преподавательский состав. Многие с одной должности переходили на другую, не было свежего притока сил со стороны, не было практических работников, которые на местах занимались бы правоохранительной деятельностью и могли прийти и объяснить курсантам элементарные вещи: что они будут делать на практике, с какими трудностями они столкнутся, с какими законами, то есть вся правоохранительная деятельность преподавалась только на уровне теории. Практические занятия, стажировки далеки от совершенства. Поэтому на сегодняшний день сложилась такая ситуация, что начальники УВД областей и города Бишкек относятся негативно к нашим курсантам, потому что они не знают элементарных вещей. В этой связи, наша задача номер один состоит в том, чтобы полностью обновить, переосмыслить и пересмотреть курс обучения и подходы к формированию преподавательского состава.
За последние годы нехватка финансовых средств заставила руководство пойти на то, что мы оказались на грани специализированного учебного заведения и гражданского вуза, то есть мы не определились, какая академия нам нужна - либо она должна быть специализированным подразделением МВД или гражданским вузом и готовить юристов широкого профиля. Половинчатость сыграла злую шутку с коллективом. На сегодняшний день преподавание ведется на уровне гражданского вуза, как в национальном университете или юридической академии. Там точно такие же предметы, точно такая же методика преподавания. Нам этого недостаточно. У нас должно быть высшее учебное заведение системы МВД, которое требует конкретизации предметов и навыков.
- В обществе сложилось устойчивое мнение о коррумпированности руководства и преподавателей академии, какие шаги будут предприняты в вузе против коррупции?
- С сожалением придется это признать, и это, несомненно, стало одной из главных причин нынешней плачевной ситуации в академии. Коррупция здесь появилась не за один день. Это пережиток, через который прошли гражданские вузы, а у нас она приобрела какой-то особый оттенок. Здесь никого не удивляют зачеты, экзамены, дипломы за определенную сумму. За пять лет обучения курсанты настолько сжились с системой предоставления каких-то льгот за деньги. В частности, преподаватели закрывают глаза на то, что кто-то отпрашивается, уходит с занятий, не сдает отработки за пропущенные занятия – за все курсанты платят деньги.
С самого первого дня работы я и мои новые заместители стараемся предотвратить факты коррупции. В дальнейшем будет разработан комплекс мер для борьбы с мздоимством в вузе.
Мы требуем от родителей и курсантов, чтобы они не платили ни копейки, чтобы не было никаких подарков преподавателям. За два месяца я разговаривал на эту тему практически со всеми курсантами. Также были проведены беседы с каждым из преподавателей, с заведующими кафедрами. Мы создали службу собственной безопасности, которая выявляет и фиксирует все факты неуставных отношений между преподавателями и курсантами. Также мы планируем исключить систему тестирования и ввести традиционные экзамены. Руководство вуза будет обязательно присутствовать на всех экзаменах, чтобы видеть, как студенты освоили предмет.
- Когда вы говорили о застое в академии, это также касалось и качества преподавания?
- Я руковожу академией МВД всего 2 месяца, но про жизнь курсантов знаю не понаслышке. Я сам в 1976 году окончил Карагандинскую высшую школу МВД СССР, а затем в 1982 году в Москве академию МВД СССР, где готовили руководящих работников. Это и мой практический опыт работы в органах позволяет мне критически оценить то положение, в котором находится на сегодняшний день наш вуз.
Хотелось бы отметить, что в академии запустили качество и уровень подготовки преподавателей. Сейчас стоит серьезная проблема, как заставить работать преподавателей. Пока руководители кафедр и преподаватели не повернутся лицом к студентам, и сами не начнут тщательно готовиться к семинарским занятиям, то и результата не будет. Поэтому мы создали две группы, члены которых периодически посещают занятия всех преподавателей. В том числе я сам принимаю участие в работе семинарских занятий по кафедрам спецдисциплин и вижу, что у нас очень низкий уровень преподавания.
- Вы упомянули про смену кадров в вузе, а это не приведет к возмущению преподавательского состава?
- Любой коллектив в таких случаях возмущается. Мы уже сейчас замечаем, что некоторым преподавателям не нравятся новшества. У нас есть критерии деятельности преподавателей, есть рейтинг преподавателей, который был сформирован на основе выводов работы комиссии. В комиссию вошли два заместителя начальника Академии, представители кафедр, учебного отдела. У меня есть список преподавателей, где указывается их рейтинг. Некоторые из них набрали 9 или 16 баллов из 100. На этих преподавателей поступают жалобы от курсантов, они говорят, что преподаватели сами не знают уголовное право. Сколько бы преподаватели не возмущались, есть основные критерии их деятельности, которые должны четко соблюдаться. Если преподаватель или начальник кафедры читает лекцию или ведет семинарские занятия, ссылаясь на источники, которые давно устарели, в то время как у нас новая Конституция, новая структура правительства, ежедневно вносятся изменения и дополнения в Уголовный кодекс – мы должны с этим мириться? Мы даем возможность преподавателям повышать свои навыки. У нас есть компьютеры, подключенные к интернету, преподаватели после занятий могут ходить туда и заниматься и совершенствовать свои знания.
- Вы сказали, что руководители на местах выражают недовольство подготовкой выпускников, но ведь эти же курсанты проходят у них практику.
- Академия по своему положению, статусу никогда готовых сыщиков и следователей не выпускает. Она не в состоянии этого делать. Академия знакомит их с теорией оперативной работы, но они должны все это еще на практике опробовать. Курсанты проходят ознакомительную практику, по 3-4 месяца проходят практику в должности оперуполномоченного и участкового, но этого недостаточно. За это время практикант только начинает вникать в суть этой работы. Проблема в том, что многие начальники городских, районных органов, УВД областей ставят слишком высокие планки и надеются, что академия должна выпускать уже готовых сотрудников, и что они сразу должны все раскрывать и наводить порядок, но этого никогда не будет. Сейчас наша задача поднять уровень теоретических знаний на более высокую планку, а на местах должны эти знания на практике закрепить.
Еще одна наша проблема в том, что когда курсанты приходят на практику, им за деньги или за подарок пишут характеристику, что они прошли практику на отлично. Я могу показать характеристики наших курсантов. Среди них нет ни одной, где говорится, что курсант не справился с тем или иным заданием, в них пишут, что он чуть ли не герой Советского Союза. А практически выясняется, что курсант там ничего не делал, то есть, нет системы, нет принципиальности в подготовке курсантов на практике. Тут есть и наша вина, и вина органов внутренних дел, где они проходят практику.
Также хотелось бы обратить внимание на общий уровень курсантов. Курсанты прошли в академию по единой системе тестирования и сдали зачеты по физической подготовке. На сегодняшний день мы еще раз убеждаемся, что этого мало. Уровень поступающих к нам молодых людей довольно низкий. В этом году мы приняли присягу у 105 курсантов. С каждым из них я лично переговорил и выясняется, что из 105 курсантов 32 очень слабо владеют русским языком. Из них половина владеют русским языком на уровне 5-6 класса. А у нас занятия проходят на русском языке и вся литература тоже на официальном языке. Поэтому мы начали проводить дополнительные факультативные занятия для этих курсантов. Если они не знают языка, то, как они поймут, что им объясняют на занятиях? А ведь можно же было эту категорию не пропустить на экзаменах. Почему мы должны обучать их по программе 6-7 классов русского языка? Это опять же связано с коррупцией, студентов к нам фактически затолкали по блату, а теперь нам приходится восполнять пробелы в их знаниях. На кыргызском мы им преподавать не можем, так как нет книг. Отсюда вывод: мы должны поднять планку для тех, кто поступает к нам. Кроме тестирования и физической подготовки абитуриент должен пройти собеседование на знание русского и кыргызского языка. У нас в стране немало ребят, которые со школы уже умеют пользоваться компьютерами, свободно владеют русским языком. Получается, мы набрали в академию не самых образованных выпускников школ. Это брак, который в течение пяти лет будет лихорадить академию, потому что если человек не знает языка, то и учеба будет даваться ему очень тяжело.
Немаловажную роль играет статус курсантов, мы планируем пересмотреть его. Если раньше они все получали стипендию, то в этом году постановлением правительства  стипендии по 800 сомов выдаются только отличникам. Получается только 60 человек из 950 курсантов имеют возможность получать стипендию. На днях мы провели опрос и выяснили, что большое число наших курсантов живут на съемных квартирах и у родственников. В России курсантам платят порядка $350-$400 в месяц. Они с первого курса признаны сотрудниками органов внутренних дел и живут в казармах. Мы же сейчас нашим ребятам ни копейки не платим, но в то же время мы требуем с них, чтобы они помогали нам в обеспечении правопорядка, привлекаем их для помощи в случае массовых акций протеста. Это же по большому счету незаконно. Раз государство говорит, что они сотрудники органов внутренних дел, надевают на них форму и погоны и даются соответственные полномочия, то параллельно им надо выдавать стипендию. А то получается – они не студенты, в то же время они не сотрудники органов внутренних дел. На следующий год мы собираемся строить казарму, чтобы хотя бы курсанты первого и второго курсов были на казарменном положении. Это делается для того, чтобы они находились на территории академии, чтобы они ходили в читальные залы, спецбиблиотеку и занимались 3-4 часа вместе с преподавателями.
- Во время митингов ваши курсанты обеспечивают безопасность, где они подвергаются риску. Вы даете какие-то гарантии их безопасности прежде чем выводить их на митинги?
- После того как во время апрельского митинга 2010 года погибли курсанты академии МВД, мы стараемся избегать этого. У нас три сотрудника занимаются вопросами массовых беспорядков. Мы с ними прорабатываем варианты, чтобы курсанты во время массовых беспорядков не стояли в первой линии как во время апрельских событий. Они не должны сталкиваться с толпой, они должны стоять только в оцеплении, чтобы в случае чего могли убежать, потому что это курсанты, это молодые ребята, их психика к этому не готова, у них нет твердых убеждений. Мы не должны этих ребят ставить в первую линию. Эта тактика уже четко определена. Мы с руководством МВД планируем все это нормативно закрепить в положении об академии, проект нового положения уже готов. Теперь мы будем прорабатывать устав академии. В положении мы четко прописали, что курсанты академии МВД будут привлекаться во время массовых мероприятий только по указанию министра или первого замминистра и только для оцепления во второй линии.