Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Джоомарт Оторбаев, вице-премьер Кыргызстана: «Мы не будем строить ж/д Китай - Кыргызстан - Узбекистан в обмен на наши месторождения»

09 Апреля, 18:38  /   Обновлено в 18:38 09.04.2012

Бишкек. 9 апреля. КирТАГ -  Мадина Шералиева.Кыргызстан не будет строить железную дорогу Китай - Кыргызстан - Узбекистан в обмен на месторождения. О твердой и однозначной позиции правительства в этом вопросе в очередной раз заверил вице-премьер-министр КР Джоомарт Оторбаев в интервью КирТАГ.- Д

Бишкек. 9 апреля. КирТАГ -  Мадина Шералиева.

Кыргызстан не будет строить железную дорогу Китай - Кыргызстан - Узбекистан в обмен на месторождения. О твердой и однозначной позиции правительства в этом вопросе в очередной раз заверил вице-премьер-министр КР Джоомарт Оторбаев в интервью КирТАГ.

- Джоомарт Каипович, вопрос о якобы передаче Китаю 23 месторождений и 40% ледников в обмен на строительство железной дороги Китай  Кыргызстан  Узбекистан, сегодня будоражит все население. И хотя президент официально опроверг эти слухи, сомнения остаются.

- Заявляю: строительства железной дороги в обмен на ресурсы не будет! Сейчас мы обсуждаем с китайской стороной вопрос разработки технико-экономического обоснования (ТЭО). После этого начнутся переговоры с Китаем по условиям финансирования, юридического статуса железной дороги и бизнес-плана, который позволит нам, видимо, на концессионной основе эксплуатировать эту дорогу.

- Уточните тогда, что будет предложено инвестору, если не месторождения?

- Для этого сейчас и будет составляться  ТЭО, бизнес-план,  который покажет, как железная дорога будет возвращать вложенные в ее строительство инвестиции. Речь идет о том, что по мере эксплуатации дороги затраты будут возвращаться инвестору. Возможен вариант, что мы заключим договор, по которому некая совместная компания будет эксплуатировать часть участка ж/д, получать доходы и тем самым возвращать вложенные инвестиции.

- Кроме  Китая, кто еще проявляет интерес к строительству железной дороги Китай  Кыргызстан  Узбекистан? 

- Есть несколько компаний, которым финансовые средства и опыт работы позволяют осуществить этот проект. Немного рано говорить о том, кто они, поскольку мы ожидаем более детальных предложений. В рамках переговоров с заинтересованными сторонами, мы намерены выявить для нашей страны наиболее оптимальный вариант. Могу заверить, что все обсуждение будет проходить предельно открыто, общество будет знать о любых предпринимаемых нами шагах в этом вопросе.

- Существует ли расчет доходов, которые будет получать наша страна от транзита грузов из Китая через Кыргызстан в другие страны СНГ?

- В строительство будут вложены огромные средства, поэтому мы должны четко понимать, на что идем, как быстро сможем реализовать проект, какой трафик обеспечит эта железная дорога и, главное, какие дивиденды мы будем получать ежегодно. Все эти расчеты будут проведены в рамках ТЭО.

- Прогнозируемая стоимость проекта заявлялась в $2 млрд. Насколько она приближена к реальной?

- Предварительное ТЭО было сделано 10 лет назад, с тех пор изменились цены на   электроэнергию, металл, ГСМ. Поэтому цифры, которыми сейчас оперируют, очень условны. Задача ТЭО показать реальную стоимость проекта, предполагаемые затраты и доходы.

- В продолжение темы внешних инвестиций. Недавно стало известно,  что Москва хочет пересмотреть межправительственное соглашение и потребовать в обмен на $2 млрд инвестиций в строительство Камбар-Атинской ГЭС -1 и возведение Верхненарынского каскада ГЭС не 50% акций будущих станций, а уже 75%. Судя по итогам недавних переговоров во время визита делегации минэнерго России  в Кыргызстан, Москва и Бишкек все же не смогли договориться? 

- Действительно министр энергетики России Сергей Шматко был у нас, и правительство  переговорило с ним по вопросу строительства Камбар-Атинской ГЭС -1 и Верхненарынского каскада ГЭС. Стороны обменялись мнениями и позициями  по этому вопросу. Теперь предстоят переговоры по сближению позиций и нахождению оптимального решения, поскольку решение должно быть партнерским и справедливым.

- Допустим,  Москва и Бишкек, даже после новых переговоров,  не смогут  договориться, будет ли Кыргызстан рассматривать  в качестве претендента на кыргызские энергоресурсы Китай, как об этом пишут российские СМИ?

- Надо дождаться результатов переговоров с Россией. Пока с китайской стороной переговоров не проводилось, поэтому сказать что-либо конкретное сложно.

- Давайте поговорим об инвестициях в горнорудной отрасли. Когда правительство поставит точку в вопросе месторождения Андаш? В прошлом году компания была вынуждена приостановить работы после того, как парламент принял решение остановить разработку рудника из-за возможной угрозы для окружающей среды. Однако до сих пор правительство не озвучило своей позиции по данному вопросу?

- Правительство не может решить этот вопрос, поскольку подотчетно парламенту. Парламент может изменить данное решение или оставить в силе, но, насколько мне известно, оно остается в силе.

Если население против эксплуатации данного месторождения, то мы не можем собственный народ разогнать дубинками. Кто хочет работать, пусть ищет контакт с местными сообществами. Государству выгодно разрабатывать  месторождения полезных ископаемых для развития экономики, но мы никогда не будем решать данные вопросы в ущерб интересам народа.

В новом законе «О недрах», который мы проводим через парламент, четко прописано, что разработчик обязан находить консенсус с местным сообществом.

К сожалению, в предыдущие 20 лет власть была полностью коррумпирована. Вопросы экономической деятельности решались одной семьей. И в сферу этих интересов вошли почти все месторождения. Многие лицензии были получены с нарушениями, многие держались годами для перепродажи. Предыдущее правительство провело очень большую работу в области оптимизации лицензий. Сейчас мы передали на рассмотрение парламента пакет законодательства о недрах. Очень важно, что теперь все лицензии будет распределяться только через аукционы, конкурсы. Полученные лицензии невозможно будет держать по много лет без использования, мы ставим условия по ежегодным платежам в бюджет за удержание лицензии.

Кроме того, мы ввели понятие невозвратного депозитного счета, когда разработчик месторождения будет ежегодно отчислять на этот счет деньги на потенциальную рекультивацию земли на случай форс-мажоров или банкротства компании. Это гарантия того, что никто не убежит и не исчезнет, оставив после себя яму с отходами.

- Будут ли пересматриваться решения по лицензиям, выданным прежней властью?

- Сейчас мы внесли это положение в правительство для утверждения, там прописаны процедуры по лицензиям. Там где нет правовых основ для прекращения работ, разработка будет продолжаться. Там же, где были нарекания или лицензии были отозваны, будут разбирательства. Добросовестным инвесторам они будут возвращаться для продолжения работ.

- Почему Кыргызстан не изъявляет желания в проведении странового рейтинга? Ведь это помогло бы Кыргызстану провести IPO (первая публичная продажа акций акционерных обществ) и выставить акции крупных компаний на мировой фондовой бирже, что привлекло бы серьезных инвесторов в страну. Кроме того, страновой рейтинг помог бы снизить процентные ставки по кредитам?

- Мы, как страна с низким подушевым доходом в размере менее $1 тыс., имеем уникальную возможность внешних заимствований  у международных финансовых институтов, таких как Всемирный банк, Азиатский банк развития. Эти исключительно льготные условия займов, которые предоставляются нам по ставке 0,1% годовых с 7 летней отсрочкой на 40 лет. И пока мы находимся в этой категории, страновой рейтинг нам не нужен.

- Но  микрокредитные компании обосновывают  высокие процентные ставки на кредиты тем, что сами берут займы у зарубежных кредиторов под высокие проценты.

- Частный сектор действительно имеет проблемы с привлечением  внешних капиталов. Нам необходимо усиление работы банковской системы, доступ к финансированию находится на низком уровне. Общий объем кредитного портфеля достигает всего одного $1 млрд, что унизительно мало, всего 20% ВВП. И хорошо, что существуют микрофинансовые организации. Например, объем кредитного портфеля всего банковского сектора составляет порядка 30 млрд сомов, а объем кредитного портфеля микрофинансовых  организаций уже превысил  16 млрд сомов. Нам надо его увеличить в 10 раз, чтобы ставки пошли вниз, чтобы конкуренция между ними была такой, чтобы они начали конкурировать за клиента. Сейчас наоборот, у каждого кредитного учреждения огромные очереди. Наши предприниматели, сельские жители, готовы под любые проценты брать кредиты, под 30% , под 40%,  чтобы заниматься хоздеятельностью.

- Высокие процентные ставки уже вызвали волну суицидов среди заемщиков микрокредитных организаций.

- Волны суицидов нет. Есть пострадавшие от событий на юге, этот реестр пострадавших у нас есть. Для решения данной проблемы мы работаем вместе с Нацбанком,  коммерческим банком по реструктуризации по отсрочке выполнения обязательств пострадавших в этих событиях. Что касается других кредитополучателей, которые сейчас жалуются, то могу сказать, когда человек идет за кредитом, он читает договор, в котором указаны все условия получения и возврата кредита. Человек в здравом уме подписывает данный договор  и должен выполнять обязательства. Прежде чем подписывать документ, надо внимательно его изучить и рассчитать свои силы. Это единственное, что я могу посоветовать.

- Предвидится ли в ближайшее время снижение процентных ставок на кредиты?

Да. Но это должно делать не государство, а рынок.

- Как вы оцениваете реализацию программы правительства «Стабильность и достойная жизнь?

- Программа выполнена, и мы довольны результатами.  По словам премьер-министра Омурбека Бабанова, министерства и ведомства отработали с оценкой «хорошо». Но главную оценку должен дать народ.