Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Дмитрий Орлов, политолог: «Сегодня люди сжигают себя, завтра начнут жечь дома политиков, а потом и самих политиков»

17 Апреля, 14:53  /   Обновлено в 14:53 17.04.2012

Бишкек. 17 апреля. КирТАГ – Алмас Жумабаев. Митинги могут привести страну к очередной революции, и не факт, что победят в ней люди, которые эти митинги устраивают, считает генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов.«Сейчас в стране назре

Бишкек. 17 апреля. КирТАГ – Алмас Жумабаев. Митинги могут привести страну к очередной революции, и не факт, что победят в ней люди, которые эти митинги устраивают, считает генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов.

«Сейчас в стране назревают настроения, суть которых в том, что политическое поле Кыргызстана пора зачищать от его нынешних обитателей», - сказал Орлов в интервью КирТАГ.

«Никто не знает, какие силы придут к власти после победы такой революции. Следовательно, элиты должны договориться, хотя бы из элементарного чувства самосохранения. Время митингов закончилось», - убежден политолог.

О настоящем и будущем страны интервью КирТАГ с политологом.

- Вы абсолютно уверены, что время митингов в Кыргызстане закончилось?

- Да, абсолютно. Последняя точка была поставлена в Оше, где в день православной Пасхи 65-летний житель города Каныбек Сейитбеков совершил самосожжение. Вся страна узнала, что он написал в своей предсмертной записке: «Причина моей смерти - мне надоели митинги в Кыргызстане. … прошу вас не устраивайте митингов… Должен же жить Кыргызстан!». Не низкая пенсия, не  отсутствие света и газа в доме, а бесконечные митинги подвигли человека на этот страшный шаг.

Дальше идти уже некуда. Потому что следующий этап – народ просто выйдет на улицы и сметет всех. Никто не станет разбираться, кто белый, кто красный, а кто – просто мимо проходил. А дальше что? Если кто забыл: революция – это всегда кроваво и грязно.

Страна сейчас – не в том положении, чтобы митинговать. Раскачивать ситуацию дальше – значит свалиться в пропасть. Самосожжение в Оше – это показатель того, что недовольство митингами в обществе подошло к опасной для политиков всех расцветок черте. Народ устал митингов на каждом углу. Они видят, что от митингов в стране ничего не меняется. Поэтому сейчас политикам необходимо срочно договариваться между собой о том, каким будет их будущее. При нынешнем раскладе, если все дальше будет продолжаться так же, в лучшем случае, политикам некем будет править, а в худшем – не будет их самих.  

Я понимаю, что многим не нравится власть. Я сам от нее не в восторге. Но давайте посмотрим на это с другой стороны. Я не говорю о том, что творится на Ближнем Востоке или Евросоюзе. Одни на грани войны, а у других – долговой кризис и вполне конкретная угроза распада.

А мы что делаем в это время? Мы находимся в лодке посреди океана. Компас потеряли, карту – тоже, паруса порваны, еда кончается, а в довесок – беда не приходит одна, вот-вот начнется шторм. И вот один из нас говорит: «А давайте мы сейчас устроим драку?». Другой говорит: «А давайте!». И начинается. А тут – шторм. Что в этом случае с нами будет? А ничего не будет, и нас, кстати, тоже не будет. Поэтому я считаю, что политика должна вернуться в кабинеты. То есть, туда, откуда пришла при позднем Акаеве.

- Ну хорошо, допустим, политика вернулась в кабинеты, а что дальше? Хотите, чтобы политики обделывали свои делишки втайне от народа? Но это же опять возвращение к тому, от чего мы все эти годы пытаемся уйти.

- А на что тогда нужны общественные наблюдательные советы при министерствах и ведомствах? Их выбрали, чтобы они именно наблюдали за действиями власти. А не поддакивали ей во всем. Иначе, зачем они вообще тогда были нужны? Что же касается парламента, то он и так у всех на виду. Все видят, как депутаты ведут себя на заседаниях, какие инициативы выдвигают. В стране есть все механизмы контроля над властью, надо только уметь ими пользоваться. Никто не сделает нашу жизнь лучше и краше, ни Путин, ни Всемирный банк. Самим надо работать.  

Знаете, мне всегда хочется спросить у оппозиции: «А куда вы смотрели, когда сами были у власти?». Разве тот бардак, о котором говорил в одном из интервью Адахан Мадумаров, начался вчера? Ему сейчас можно многое напомнить, как и всем его соратникам, но зачем? Они сами все прекрасно помнят и знают. Все они были или депутатами или министрами. Хорошо, пусть они боялись слова лишнего сказать тому же Бакиеву. Но ведь можно было уйти в отставку, а потом сделать громкое заявление, вроде: «Я ушел в знак протеста, потому что не согласен с политикой Бакиева. Он делает то-то и то-то неправильно». Так ведь никто же из них не ушел. Значит, эта система тогда их устраивала. А когда они ее покинули – перестала устраивать. Зачем же весь народ держать за идиотов?

- По-вашему, оппозиция лицемерит, выдвигая требования на своих митингах?

- Требования, которые они выдвигают, можно было бы выдвинуть с парламентской трибуны. Тем более, в новом парламенте, в отличие от старого, микрофон никому не выключают. И тот же Мадумаров, если у него есть какие-то претензии к власти, мог бы передать их с помощью своих союзников по «триумвирату» - Ахматбека Келдибекова и Камчыбека Ташиева. Никто не мешает ему это делать.

- Вы предполагаете, что оппозиция преследует иные цели?

- С некоторых пор я стал подозревать, что требования (а они как-то быстро у них меняются) для этих людей – не самое главное. Главное – чтобы было как можно больше народу, чтобы это запечатлелось на теле- и фотокамеры. И эти камеры потом донесли бы на самый верх: «Смотрите, как нас много. Бойтесь нас и считайтесь с нами!». Но при этом они должны понимать: шантаж – оружие опасное.

Протест людей против несправедливости – вполне законен и понятен. Об этом даже президент говорит. Вопрос в том, как этот протест использовать. Самое простое – отдать право на протест ораторам на митингах: «Мы сделаем вас сытыми и богатыми, у каждого будет персональный «Лексус» и особняк на Канарах». Этот способ привлекает тем, что позволяет выразить в толпе «гражданскую позицию», и ни за что потом не отвечать. И в самом деле: а зачем напрягаться самим, если все обещают сделать люди на трибуне? Такой путь, однако, приведет только к тому, что одних жуликов сменят другие – еще более злобные. Мы это уже проходили – и тогда, когда был Акаев, и тогда, когда его сменил Бакиев. Иначе не было бы ни 24 марта 2005 года, ни 7 апреля 2010 года.

- Все предлагают свои рецепты улучшения жизни народа? У вас есть свой?

- А зачем изобретать велосипед, если он давно изобретен? Мирный способ улучшить жизнь в стране – только один. Но он более трудный, чем митинговать за деньги и даже бесплатно: надо самим действовать, чтобы жизнь стала лучше. Наших политиков вряд ли исправишь. Но будем объективными: со временем они все равно исчезнут. Сейчас молодежь пишет в социальных сетях: «Достали продажные менты». Так в чем проблема? Поступайте в милицию сами, и будьте честными – никто не мешает.

Или такой тезис: «Чиновники думают только о том, как побольше украсть». Кто мешает прийти на госслужбу, занять через какое-то время место этих чиновников и думать не о деньгах, которые можно украсть, а о государстве? Тогда страна будет совсем другая.

Это, повторюсь, труднее, чем кричать «Кетсин!» на площади. Но другого бескровного способа изменить жизнь, не существует. И вообще: митинги – это позиция жертвы. Дескать, наверху сидят плохие дяди, от меня ничего не зависит, а вот покричу я на митинге, и пусть кто-то за меня все исправит. Если у тебя сломался забор, ты не идешь митинговать против плохих досок, а чинишь этот забор сам.    

- По сути, вы сейчас выступаете на стороне властей...

- Я выступаю на стороне закона. И жаль, что его не соблюдают ни власть, ни оппозиция. От беззакония власти государство может развалиться – это верно. Но если разваливать государство преднамеренно – это тоже не есть хорошо. Драться на площадях друг с другом из-за политических взглядов, как это недавно было в Таласе – тоже страшный путь. Можно весь народ загнать в могилу.

На ум приходит еще одна аналоги. Вот мы все такие умные – видим, что домик у нас косой и кривой, и говорим: «Надо бы его снести». И хорошо, если сносим летом, пока строим новый, можно и в палатке пожить. А если мороз? Поэтому сейчас все политические силы Кыргызстана должны понять то, что давно поняли в Европе: их сытая жизнь зависит от того, будет ли сытым конкретный человек, живущий всего лишь через дорогу от Белого дома. То есть, должны быть не политтехнологи, а реальная политика. Время пропаганды прошло. Если в школе детям говорить о патриотизме, а в государстве ничего не менять, то дети вырастут циниками.

- Вы говорите: политики должны договориться. Какие общие точки соприкосновения у них могут быть?

- Общая опасность того, что их силой могут вышвырнуть с политического поля. Предпосылки к этому уже есть. Сегодня люди сжигают сами себя, а завтра начнут жечь дома этих политиков, а потом и самих политиков. Из страны успеют сбежать немногие из них. Народ у нас знает все: кто, кому и сколько заносит, а также на кого записано имущество политиков и бизнесменов. Именно так, потому что после политиков начнут жечь и просто богатых. Слишком рано наши «элиты» забыли, чем заканчиваются эксперименты над народом. Сейчас страх все потерять – единственный реальный инструмент воздействия на сознание «элит». Чем раньше они это страх прочувствуют – тем больше у них шансов остаться в живых.