Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Чубак ажы Жалилов, муфтий ДУМК: «Законы и уставы подвержены изменениям – лишь Коран неподвластен времени»

16 Февраля, 18:25  /   Обновлено в 18:25 16.02.2011

Бишкек. 16 февраля. КирТАГ – Бакыт Абдыкапар. Муфтий духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК) Чубак ажы Жалилов ответил на вопросы агентства КирТАГ, касающиеся ситуации среди верующих республики и изменений в жизнедеятельности ДУМК, о новом уставе, молодежи, деньгах и духовном кр

Бишкек. 16 февраля. КирТАГ – Бакыт Абдыкапар. Муфтий духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК) Чубак ажы Жалилов ответил на вопросы агентства КирТАГ, касающиеся ситуации среди верующих республики и изменений в жизнедеятельности ДУМК, о новом уставе, молодежи, деньгах и духовном кризисе.

 

Положение дел в муфтияте и новый устав ДУМК стали предметами оживленных дискуссий в обществе. С чем связано внесение изменений в устав?   

- Во-первых, изменения в уставе продиктованы изменениями в жизни общества. Неважно, Конституция страны это или устав ДУМК – все законы подвержены изменениям. Лишь Курани Карим не подвластен времени. Изменения в уставе – веление времени. Вместе с тем, не могу сказать, что ныне действующий устав совсем непригоден. Вторая причина - много молодых людей приходит в веру. Кроме того, если раньше большинство верующих составляли простые люди, то теперь к нам присоединяются и интеллектуалы. Следовательно, в нашей стране растет интеллектуальный уровень ислама. Поэтому нужен устав, отвечающий повысившимся запросам.

Еще одна причина – требования народа. Был ряд призывов обновить устав. Потому мы и рассматриваем предложенный на суд верующих проект устава.

 

Если сопоставить новый и старый уставы, в чем их принципиальные отличия?

 

- Пока рано говорить об изменениях по существу. К нам поступило четыре проекта устава. Мы опубликовали лишь один из них. Этот проект оживленно обсуждается. Его изучает и муфтият. Я не вмешиваюсь в процесс рассмотрения предложений, но, как мусульманин, высказываю и свои мнения. Пока неясно, какой из проектов будет принят в будущем. Может остаться в силе и ныне действующий устав.

Второй этап обсуждений состоит из сбора и обобщения мнений независимых богословов и представителей религиозных организаций. После этого в установленном порядке устав рассмотрит ежемесячно заседающий в ДУМК совет улемов. А цель публикации на нашем сайте одного из проектов – изучение мнения общественности. Что касается упомянутой вами необходимости сравнения нового проекта устава с действующим, - обещаю опубликовать и текст действующего устава.

Есть понятие демократии. Однако на определенном уровне восприятия и применения, демократические принципы не соответствуют исламским. Сейчас среди отдельной прослойки общественности есть мнение, что нужно урезать часть полномочий и прав муфтия. Рассматривая это с точки зрения ислама, нахожу его неправильным. Оно не соответствуют нормам ислама. По шариату за все происходящее должен отвечать один человек. Как ученый-богослов, я имею свое, отличающееся от других, мнение и по ряду других вопросов.

 

В последнее время Вы пытаетесь усилить порядок в жизнедеятельности муфтията. В результате аттестации на юге страны около шестидесяти имамов были направлены на обучение. То, что говорят наши муллы в мечетях, чрезвычайно важно, вопрос касается хутб (проповедей): дает ли муфтият в этом плане направляющие указания, есть ли контроль проповедей? Или муллы предоставлены сами себе?

 

- Действительно, проблема проповедей стоит остро. Для улучшения работы в этом направлении мы составили соглашение с журналом «Ак Башак» («Светлый Колос». - КирТАГ). Данный журнал выходит дважды в месяц,  и в нем будут опубликованы восемь текстов хутб. Имам-хатибы районов будут получать журнал в обязательном порядке, после чего ксерокопии будут распространяться среди сельских имамов. Полученные материалы будут использованы имамами, испытывающими трудности при подготовке хутб.

 

У Вас пока не хватает возможностей контролировать проведение проповедей?

 

- Конечно, можно сказать и возможностей не хватает, и контроль недостаточен. Поэтому в структуре муфтията мы намереваемся открыть отдел хутб. Смысл проповедей не только в том, чтобы рассказывать разные истории и формировать духовный стержень людей, но и в подготовке верующих к правильному восприятию политических событий. Например, важно как мусульманин должен реагировать на выборы, необходимо также говорить о необходимости направления детей в сентябре в школы. Безусловно, пока трудно взять под контроль рассматриваемые вопросы, однако мы стараемся решать их, в том числе с использованием интернета.

 

Что еще нового будет в работе муфтията?

 

- В вопросе совершенствования структуры мы работаем в двух направлениях. Первое – создание на базе существующих медресе и университета целостной системы исламского образования, охватывающего комплекс учебных заведений от детского сада и специальной средней школы до академии и магистратуры. Решение данной проблемы, возможно, потребует не 3-4 года, а 10 лет усилий на основе специальной программы.

Вторая острая необходимость – формирование центрального исламского фонда. Цель создания фонда – обеспечение оплаты труда имамов и наших сотрудников. До каких пор наши имамы будут зависимы от похоронных пожертвований, как в поговорке «на травянистом месте хорошо скоту, а на похоронах вольготно мулле»! Мы хотим использовать ресурсы Кыргызстана и поднять муфтият на ноги. Это связано с вопросом благотворительности и милостынь – зекетов. Ко мне обращаются многие с вопросом: «Куда внести зекет?».

Возможно в том, что в реформировании муфтият избрал революционный путь, есть и моя вина. Для развития нашей организации более приемлем эволюционный путь. Полагаю, что отдельные требования общественности возникли от недостатка своевременной разъяснительной работы среди верующих. Поэтому прежде, чем обсуждаемые проблемы реформирования будут внесены на рассмотрение мулл, вопросы изменений должны быть отданы на суд независимых организаций и общественности. Однако Господь приводит меня к мысли о том, что решающее слово должно быть за духовенством, отдавшим долгие годы (с советских времен) служению вере.

 

Вы занимаетесь подготовкой к проведению очередного курултая в период, когда общество чрезвычайно политизировано. Нужен ли курултай?

 

- Безусловно, это очень актуальный вопрос. Стабильность в государстве является основной предпосылкой для успешности нашей работы. Если не будет в стране политической устойчивости, наш курултай успеха не достигнет. Мы были свидетелями того, что результаты проведения отдельных курултаев впоследствии были отвергнуты обществом, возьмем, к примеру, Курултай согласия, проведенный под началом Курманбека Бакиева в начале 2010 года. Усилия, средства, потраченные на курултай должны приводить к положительным плодам. Поэтому, планируемый нами на весну курултай приведет к успеху, если в нашей стране установится стабильность, и у людей появится вера в будущее. Не нужно торопиться с проведением курултая.

 

В Кыргызстане все желающие выезжают в хадж. Например, в Узбекистане для того, чтобы выехать в хадж нужно пройти определенный отбор. Нужно ли вводить отбор у нас?

 

- Нужно. Но воспримет ли его общественность? Есть ряд условий, которым должен отвечать человек, выезжающий в хадж. Для хаджа человек должен быть, прежде всего, подготовлен духовно. Но в сегодняшних условиях отбор в хадж может привести к волнениям среди верующих. Но вопрос отбора встанет в будущем. Кроме того, можно догадываться, что на протяжении ряда лет лица, организовывавшие хадж, были заинтересованы в увеличении числа выезжающих, что способствовало их барышам. Снижение нашей квоты не отвечает их интересам.

 

В нашей стране на сегодняшний  день есть много имамов и служителей мечетей. Поскольку наше государство светское, оно не обязано содержать их. Вместе с тем в Турции государство содержит имамов. Кто сейчас финансирует муфтият?

 

- В последнее время муфтият не финансируется ни нашим государством, ни другими странами. Для обеспечения нужд ДУМК мы используем сборы в пользу муфтията от лиц, выезжающих в хадж. В последний хадж сумма сборов составляла $70 с человека, а в предыдущие годы – 20. В будущем, если нам будут предоставлены время и поддержка, у нас хватит сил решить и вопрос  финансирования путем создания фонда. Например, в Египте университет «Аль-Азхар» не только самостоятельно финансирует себя, но и ссужает деньгами государство. У нас тоже есть такие возможности. Хоть в Кыргызстане казна скудна, народ вполне состоятелен. Если в правильном русле поведем работу по сбору пожертвований – зекетов и сумм, внесенных за недержание поста орозо - орозо битир, вопрос решится. К примеру, в прошлом году за счет орозо битир было собрано 1 миллион 600 тысяч сомов. За счет этих денег мы на 50 процентов покрыли расходы наших многочисленных медресе. Мы сможем удовлетворить свои потребности за счет пожертвований – зекетов.

 В Турции духовенство финансируется как специальным фондом, так и государством, а престарелые имамы получают пенсии. Было бы хорошо, если бы и нам помогало государство. Ведь мы тоже во многом помогаем государству, например, по установлению мира после Ошских событий и в других случаях. Но мы не хотим быть обузой государству. Желаем только помогать. Лишь бы нам  были созданы определенные условия.

 

В последнее время идет увеличение числа террористов, прикрывающихся верой. Должны ли религиозные деятели давать подобным деяниям оценку?

 

- Обязательно. Религиозные деятели должны высказываться по всем событиям в жизни нашего общества, ведь 85% нашего населения (а в отдельных регионах 95%) составляют мусульмане. Поэтому мы должны давать оценку всем событиям, оказывающим влияние на формирование нашего государства.

Приведу пример: по событиям  начала января, когда террористы убили 3-х милиционеров, мы сделали обращение к общественности раньше правительства. Хоть мы не можем определенно говорить об отсутствии или наличии терроризма в нашем обществе, уместно утверждать, что какие-то его элементы все же присутствуют.

Безусловно, сложившаяся картина свидетельствует о поверхностности религиозной политики у нас. К примеру, я говорил и Розе Исаковне Отунбаевой, и другим: «Религиозные организация должны проходить регистрацию в государственной комиссии по делам религий после оценки целесообразности этого шага муфтиятом». А то получается, что госкомиссии для их  регистрации достаточны соответствия Конституции и отсутствие целей по изменению существующего строя. Дальше госкомиссия не в состоянии видеть, а мы можем знать  больше.

 

В последнее время среди прихожан мечетей возросла численность молодежи. Как Вы думаете, что влечет молодых людей в мечети?

- Хочу остановиться на двух причинах. Первая – мы никогда не разделяем людей в мечетях. У нас невозможно, чтобы кто-то сказал: «Ты выглядишь посостоятельнее – становись в первый ряд молящихся, а ты, победнее – стань во второй ряд». В мечети царствует абсолютное равенство. Кто пришел первым, тот и становится в первый ряд. Поэтому по приходу в мечеть дети небогатых людей находят определенную гармонию для своего сердца, им потом вновь хочется приходить сюда. Никто не обращает внимания на богатство одежды или другие внешние факторы. Люди не делятся. Дело именно в этом. В школе же может случиться так, что дети богатых людей ведут себя высокомерно, а простые это видят.

Вторая причина – духовный кризис общества. Государство не печется по поводу духовного кризиса. Сейчас о чем только не рассуждаем: и о согласии, и о единстве, как проголодаемся – беспокоимся о нехватке хлеба. Но самый худший кризис – духовный. Бог создал человека нуждающимся в покровительстве. Человек создан для подчинения Господу. При этом нужно подражать только Пророку.  Кому только не подражает ныне молодежь – и артистам, и другим «героям». Если нет подчинения Богу – идет подчинение разным вещам. По данной причине мы не сможем решить проблему, пока не введем в школах религиозных предметов.

 

Каким должен быть человек, возглавляющий мусульман? Почему в проекте нового устава не прописаны критерии, которым должны соответствовать муфтий, казы или имам-хатибы?

 

- Не могу сдержать смеха при ответе на этот вопрос. В свое время я не смог даже добиться включения в устав пункта, согласно которому от муфтия требовалось знание арабского языка. В тот момент отдельные лица сказали: «Нет. Хватит знания кыргызского и русского языков».

Кто знает, может составитель проекта нового устава видит себя в качестве будущего муфтия? Все же даже если критерии не отражены в проекте устава, в шариате четко прописано, каким требованиям должен отвечать человек, наделенный правом издавать фетвы и называться муфтием. Есть в шариате и положения о требованиях к поведению и духовному облику казы и имам-хатибов.  Может быть, именно поэтому не нужно включать в устав всякую всячину. И без того проект устава получился слишком объемным. Это мне не по душе. Можно было бы построить работу на основе документа объемом в полторы-две страницы.

 

Спасибо за интервью!