Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Аскар Акаев: «Мне больно видеть, как разрушается моя страна»

14 Сентября, 15:43  /   Обновлено в 15:43 14.09.2010

Аскар Акаев не исключает возможности третьей кыргызской революции, если парламентские выборы пройдут с нарушениями. Об этом первый президент Кыргызстана сказал в интервью журналу «РБК».«Если их (выборы в парламент. Прим. КирТАГ) организуют так же, как референдум, я убежден, что на

Аскар Акаев не исключает возможности третьей кыргызской революции, если парламентские выборы пройдут с нарушениями. Об этом первый президент Кыргызстана сказал в интервью журналу «РБК».

«Если их (выборы в парламент. Прим. КирТАГ) организуют так же, как референдум, я убежден, что на следующий день вам придется писать о третьей киргизской революции, которая сметет временное правительство. В обществе появился определенный слой, представители которого уверовали, что любые государственные вопросы можно решать уличными методами. Это беда, но нынешние лидеры пожинают то, что посеяли», - сказал А. Акаев. - Но все-таки я желаю временному правительству успехов, потому что другой власти в стране нет».

-Насколько устойчиво сегодняшнее правительство?

- Я не сторонник временного правительства. Роза Отунбаева была идеологом «тюльпановой революции» и посадила на трон Бакиева, потворствовала ему в строительстве полицейского государства. Хотя они считают себя супердемократами, особых надежд на временное правительство возлагать не стоит: у этой группы нет программы, их ничто не объединяет. Большевики почему были силой? Их прочно связывала общая революционная идея. А люди, которые сейчас находятся у власти, пять лет назад пришли под лозунгом «Долой Акаева, больше демократии!». Ну, первый пункт они выполнили, а второй, как видите, нет. Народ смел диктаторский режим Бакиева. Подумайте только, Бакиев пытался вернуть Кыргызстан во времена ханства, хотел ввести в конституцию норму о передаче власти по наследству. Причем четко обозначил, что его преемник - Максим Бакиев, младший сын, а не старший. Но все-таки я желаю временному правительству успехов, потому что другой власти в стране нет.

- В июне прошел референдум, на котором люди голосовали без предъявления паспорта. Можно ли считать законным утверждение временного правительства при таком раскладе?

- Все, что недавно происходило и пока еще происходит в республике, не поддается оценке в терминах законности и правопорядка. Во всем мире это хорошо понимают. Но это суровый факт. У меня же вызвало отторжение то обстоятельство, что референдум проводился, когда еще не прошли поминки и не остыл пепел пожаров. Народ даже не вникал толком, за что голосует, просто решил: пусть будет хоть какая-то власть. Временное правительство все делает не в интересах народа, а в своих собственных. И конституцию написало в пользу парламентского управления, чтобы утвердиться в стране. Но к парламентским выборам отношение будет другое. Если их организуют так же, как референдум, я убежден, что на следующий день вам придется писать о третьей киргизской революции, которая сметет временное правительство. В обществе появился определенный слой, представители которого уверовали, что любые государственные вопросы можно решать уличными методами. Это беда, но нынешние лидеры пожинают то, что посеяли.

- Роспуск парламента - необходимое решение или его можно и нужно было избежать?

- Это ключевая ошибка временного правительства. В эйфории от неожиданного прихода к власти оно забыло о соблюдении минимальных демократических требований. В результате оказалось в правовом вакууме и действует вне конституционного поля. Нравились или не нравились временщикам депутаты, не имеет значения. При всех издержках бакиевского правления парламент был сформирован по итогам народного голосования.

- Когда-то вы говорили, что распри в Киргизии разжигает, цитирую, «международный революционный интернационал», что революция не бывает просто так, она заказная. В чьих интересах это делается?

- Где находится «международный революционный интернационал», известно. За океаном. Ни для кого не секрет, что члены нынешнего временного правительства выпестованы именно там. Вот почему и в написанной сегодня конституции чувствуется рука Запада. Я считаю, что это очередной эксперимент над страной, ведь такой основной закон не будет работать в условиях Кыргызстана. Людям, особенно после трагических ошских событий, нужна сильная рука. Я не имею в виду диктатора, но должна быть сильная власть. Парламентаризм хорош для стран, где представители политической элиты умеют слушать и друг друга, и общественность, находить компромисс. А у нас я такой элиты не знаю. Парламентаризм не отвечает требованиям времени. Может, через 50-100 лет Кыргызстан и дорастет до него, но сейчас - нет.

- Вы сегодня принимаете участие в судьбе Киргизии?

- Я категорически не хочу влиять. Действую по принципу «не навреди». Последние пять лет меня избегали, потому что каждый, кто был связан с именем Акаева, подвергался репрессиям. Да и в советах моих никто не нуждается, но это моя родная страна и мне больно видеть, как она разрушается.

- У вашей семьи были планы вернуться в Киргизию. Не считаете, что самое время осуществить задуманное?

- Моя семья хотела бы вернуться на родную землю. Но время для этого по многим причинам еще не пришло. Я не намерен возвращаться в политику. Свой долг перед страной я выполнил. Конечно, хотелось бы бывать в Кыргызстане просто как гражданину.

- Как вы сегодня оцениваете свои действия в ситуации 2005-го?

- Я вряд ли поступил бы по-другому. На центр столицы 24 марта 2005 года надвигалась темная одурманенная сила, готовая на бой, убийства, погромы и грабежи. Остановить ее можно было только применением оружия. От такой идеи я решительно отказался. И не жалею. Кровь соотечественников во имя сохранения власти я не пролил. Моя совесть перед народом чиста.