Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Алмазбек Атамбаев, избранный президент Кыргызской Республики: «Форма правления в Кыргызстане скорее парламентско-президентская»

21 Ноября, 17:29  /   Обновлено в 17:29 21.11.2011

Бишкек. 21 ноября. КирТАГ – Форма правления в Кыргызстане скорее парламентско-президентская. Об этом заявил избранный президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев в интервью российской газете «Известия».«На самом деле новая форма правления скорее парламентско-президентск

Бишкек. 21 ноября. КирТАГ – Форма правления в Кыргызстане скорее парламентско-президентская. Об этом заявил избранный президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев в интервью российской газете «Известия».

«На самом деле новая форма правления скорее парламентско-президентская. Хотя бы потому, что президент избирается всенародно и получает довольно солидные полномочия», - ответил Атамбаев на вопрос журналиста о том, не обидно ли ему, что в руках президента в парламентской республике значительно меньше концентрируется власти, нежели в бакиевские времена, когда Кыргызстан был суперпрезидентским государством.

«Мне совершенно не обидно из-за того, что их (полномочий – КирТАГ) все же меньше, чем у того же Бакиева. Мне не хочется сравнивать свои полномочия и бакиевские. Главное же не то, сколько у тебя полномочий, а то, что ты можешь сделать для своей страны, для своего народа», - сказал президент.

 - Алмазбек Шаршенович, и иностранные, и киргизские наблюдатели сообщили, что президентские выборы прошли в целом демократично и откровенных нарушений выявлено не было. Вы согласны с такой оценкой?

- Я на своем веку много выборов видел. И нынешние не сравнить с теми, что были раньше, — или выбирать было не из кого, или результаты откровенно подтасовывались. Сейчас голосование, совершенно точно, было куда демократичнее. Хотя, конечно, были и недостатки. В первую очередь это касается списков избирателей. Кое-кто из пришедших голосовать просто не нашел себя в этих списках. Но их не так много. По данным ЦИК, с жалобами на то, что они не нашли себя в списках, обратилось всего 1045 человек. Причем треть из жалобщиков была тут же найдена в списках на других избирательных участках. Я так думаю: дело в том, что избирательное законодательство не до конца продумано, поэтому и были недостатки. Но назвать это нарушение вопиющим я не могу. Ведь подавляющее большинство избирателей смогло проголосовать, и проголосовать именно так, как им хотелось.

- То есть временному президенту Розе Отунбаевой удалось исполнить свое обещание и организовать демократическую передачу власти новому президенту — первую за всю историю независимого Кыргызстана?

- Да, удалось. Погрешности, допущенные в ходе выборов, не повлияли на итог выборов. Ведь даже в самых демократичных странах бывают какие-то нарушения на выборах. А для Кыргызстана это просто огромный шаг вперед. Так что да, Роза Отунбаева справилась с задачей передачи власти легитимному, всенародно избранному президенту.

- А вам не обидно, что у вас, как у президента Кыргызстана, уже не будет такой мощной концентрации власти в собственных руках, как у ваших предшественников? Ведь за полтора года, прошедших с момента свержения Бакиева, республика из президентской, а то и суперпрезидентской, стала парламентской.

- На самом деле новая форма правления скорее парламентско-президентская. Хотя бы потому, что президент избирается всенародно и получает довольно солидные полномочия. И мне совершенно не обидно из-за того, что их все же меньше, чем у того же Бакиева. Мне не хочется сравнивать свои полномочия и бакиевские. Мне хочется оправдать доверие людей, проголосовавших за меня. Главное же — не то, сколько у тебя полномочий, а то, что ты можешь сделать для своей страны, для своего народа.

- Буквально накануне выборов вы вели переговоры с кандидатами-южанами Адаханом Мадумаровым и Камчыбеком Ташиевым, вашими соперниками в борьбе за президентский пост. О чем шла речь на этих переговорах и чем они завершились?

- Я даже не столько по должности, сколько по возрасту — а я старше их, обязан был приглашать их, встречаться с ними, для того чтобы убедить других кандидатов провести мирные выборы. Я просил их сделать все, чтобы не расколоть людей, не расколоть страну вне зависимости от того, кто бы ни победил. И они со мной согласились. Да, были митинги, но назвать их массовыми нельзя. Выборы есть выборы, и проигравшим всегда обидно. Это в США или других демократических странах проигравший кандидат поздравляет победителя еще до официальных итогов голосования. Мы же еще, наверное, просто не доросли до такой стадии демократии, нашим политикам требуется время для того, чтобы смириться с поражением. Но мы быстро учимся.

- Перед выборами в СМИ неоднократно появлялась информация о том, что вы пользуетесь активной поддержкой Москвы. В чем конкретно заключалась эта поддержка?

- Речь, скорее всего, идет о том, что с руководством России, с администрацией президента, с главой российского правительства у нас полное взаимопонимание. У нас — в России и Кыргызстане — даже менталитет народа очень схож. Все мы вышли из «советской шинели». У нас одно прошлое и, я думаю, одно будущее. Так что морально, конечно, я чувствовал, что Россия поддерживала меня.

- Вас называли пророссийским кандидатом, нацеленным на стратегическое партнерство с Россией. Могли бы вы очертить рамки этого партнерства?

- Во внешней политике мы руководствуемся исключительно национальными интересами Кыргызстана. Именно они обуславливают необходимость стратегического партнерства с Россией. Наша социал-демократическая партия заявила это в своей программе еще в 1993 году. Мы уже имеем положительную динамику. Подали заявку на вступление в Таможенный союз. Сейчас работает комиссия по приему Кыргызстана в это объединение. И будущее нашей страны я вижу уже даже не просто в Таможенном союзе, а в Евразийском, о котором в вашей газете писал Владимир Путин. Мы все понимаем, что восстановить СССР невозможно, Кыргызстан, конечно, останется суверенной страной. Но мне бы очень хотелось создать единое экономическое пространство с Россией, Казахстаном, Белоруссией, с другими бывшими советскими республиками. К такому объединению нас, если хотите, призывают и заветы наших отцов, наших дедов, которые вместе воевали в Великую Отечественную.

- Вхождение в Таможенный союз потребует значительных экономических изменений в стране. Ведь если верить экспертам, в последние годы Киргизия выживала во многом за счет транзита дешевого китайского ширпотреба. Уже понятно, чем можно заменить этот источник финансов?

- Пути реэкспорта уже — после создания Таможенного союза — практически перекрыты. И это очень сильно ударило по крупным вещевым рынкам. Но жить на реэкспорте, на перепродаже за границу импортных товаров, страна не может. И, естественно, мы готовим большую программу ухода от реэкспорта, от которого пока еще сильно зависим. Уже сейчас из Китая нам все больше поставляют не готовые вещи, а ткани или фурнитуру. А уже здесь наши швейники производят из них готовые изделия, и на внешние рынки, в том числе и в Россию, идет готовый товар с маркой «сделано в Кыргызстане». И эта марка пользуется спросом. Кроме того, очень перспективным видится развитие таких отраслей, как энергетика, горнодобывающая промышленность. Они не развивались из-за главной нашей беды — коррупции. Наша задача — искоренить ее, поэтому я верю, что уже через несколько лет Кыргызстан станет в экономическом плане очень успешной страной. Для примера: только в этом году рост ВВП составил 9%.

- А вы намерены привлекать к реализации крупных проектов в своих перспективных отраслях российские компании?

- Конечно. В качестве наиболее показательного примера могу привести проект строительства сразу двух ГЭС Верхненарынского каскада. Российская компания «Русгидро» готова приступить к реализации этого проекта. И таких масштабных проектов много. Тем более что мы хотим сделать из Кыргызстана рай для инвесторов и предпринимателей. Перед ними будут сняты все препоны: упрощены все налоговые и таможенные процедуры, а самое главное — инвестор больше не будет задаваться вопросом, сколько он должен «дать» руководителям страны для того, чтобы начать работать. Этого больше не будет.

- С экономическим сотрудничеством разобрались. А что насчет военного? Будут продолжены переговоры о строительстве военной базы ОДКБ под Ошем?

- Рядом с Бишкеком, в городе Кант, находится российская военная база. И она останется. Более того, на основе тех российских воинских частей, которые уже расположены в Кыргызстане, будет создана единая объединенная российская база.

- А американская военная авиабаза? Она будет закрыта, как вы и планировали?

- В 2014 году заканчивается срок ее аренды, и подписывать новый договор мы с США не намерены. Вернее, мы предлагаем сделать на ее основе гражданский транзитный центр. Ведь это ненормально, когда военная база расположена на территории международного гражданского аэропорта.

- Другая важная тема — борьба с афганским наркотрафиком. Что здесь будет сделано?

- Мы уже восстановили структуру, занимавшуюся борьбой с наркотиками, которая была ликвидирована при Бакиеве. Она сейчас активно укрепляется, в чем ей помогает российская ФСКН. Более того, если мы вступаем в Таможенный союз, наша граница автоматически становится и российской внешней границей, охранять которую мы будем вместе. Мы же и сами заинтересованы в том, чтобы остановить поток наркоты. Он же идет не только в Россию. Все больше и наших граждан попадают в наркозависимость.

- Пока крупные инвестиционные проекты не реализованы, Кыргызстану не обойтись без внешних займов. Вы уже получили кредит от ЕврАзЭС, обещанный стране в случае вашей победы на выборах? И ожидаете ли другие иностранные транши?

- Кредит ЕврАзЭС был обещан еще летом прошлого года правительству Розы Отунбаевой. Причем речь не шла о каких-то особых условиях его получения вроде чьей-либо победы на выборах. И мне непонятно, почему в ситуации, когда страна выполнила все формальности, кредит еще так и не выдан. Видно, пора уже больше надеяться на себя, на свою экономику.

- Что будет со статусом русского языка?

- Статус сохранится. Я считаю, что мы должны уделить больше внимания его изучению. Русский язык необходимо знать в нашей стране каждому. Мы должны преподавать его даже в тех глухих селах, где нет ни одного русскоязычного. Ведь из этих сел люди едут на заработки в Россию, не зная ни одного слова, а потом мыкаются. Прав был Чингиз Айтматов, говоря, что два языка — это как два крыла у птицы. И такое богатство, как русский язык, мы не должны потерять. Он однозначно должен применяться и изучаться более активно.

- Нет планов сделать его вторым государственным?

- Государственный язык у нас должен быть один. У русского есть статус официального в нашей стране, и этот статус будет сохранен. Я сам очень люблю русский язык и даже когда-то удостоился похвалы известного русского писателя Владимира Солоухина за «мой русский». И во многом благодаря этому был принят в Союз писателей СССР в 1983 году.