Пресс-Центр  КирТАГ (+996 312) 900 307

Абдырахман Маматалиев, вице-премьер-министр Кыргызстана: «Даже если в приграничном селе останется всего 1 житель, его безопасность будет обеспечивать все государство»

19 Августа, 14:43  /   Обновлено в 17:50 19.08.2014

Бишкек. 19 августа. КирТАГ – Калия Дуйшебаева. За последние годы работа по описанию линии государственной границы не продвинулась ни на один метр. А вот конфликты и инциденты повторяются с завидной регулярностью почти ежемесячно.

Когда данный материал готовился к печати, очередной инцидент произошел на кыргызско-узбекской границе. Наши пограничники были вынуждены открыть огонь по контрабандистам, один из нарушителей получил смертельное ранение.

О наболевших проблемах границ интервью КирТАГ  с вице-премьер-министром КР по безопасности, правопорядку и вопросам границ КР Абдырахманом Маматалиевым.


- Какие меры предпринимаются для укрепления границ и усилению безопасности?

- Мы стараемся ускорить процесс делимитации государственной границы. У нас есть вопросы по госгранице с Таджикистаном и с Узбекистаном. С Узбекистаном из 1373 км описано 1007 км. С Таджикистаном из 970 км описано 519 км. Переговорные процессы продолжаются. Довольно успешно они идут с Таджикистаном.

Второй важный момент – обеспечение безопасности жителей приграничных населенных пунктов.  Эта проблема решается путем усиления потенциала пограничной службы, устанавливаем новые пограничные посты, заставы, улучшаем финансирование погранслужбы.

Третий вопрос – инфраструктура.  Ведь часто конфликты возникают на бытовой почве. Потому что дороги проходят через населенные пункты Кыргызстана и Таджикистана. Так что строительство объездных дорог очень важно.  Например, в Баткенском районе, который граничит с городом Исфара Таджикистана, возобновилось строительство дороги Кок-Таш – Ак-Сай – Тамдык, которая пройдет в обход населенных пунктов Таджикистана. Таджикская сторона согласилась, и мы совместно утвердили проект.

В Лейлекском районе началось строительство двух мостов, один  должны построить мы, а другой таджикская сторона.  Построив эту дорогу и мост, мы сможем минимизировать контакты наших граждан с гражданами Таджикистана, что приведет к уменьшению конфликтов.  

- Узбекистан и Кыргызстан имеют разные позиции по согласованным участкам. Кыргызская сторона считает согласованными  1007 км  госграницы,  а узбекская - 701 км. Почему такая разница?

- 1007 км описаны двумя сторонами и утверждены правительственными комиссиями по делимитации государственных границ. На основе этого мы заявляем, что описано 1007 км. Не знаю, на каком основании наши соседи говорят о 701 км. Может быть, у наших соседей возникли какие-то сомнения.

- По данному проходило немало встреч. К какому выводу пришли стороны? Кыргызская сторона согласится на 701 км или будет настаивать на 1007 км?

- Пока решение не принято.  Нет пока никакого решения.

- А будет принято? Насколько нам известно, этот вопрос не решается уже не первый год…

- Это действительно так, но и узбекская сторона, и кыргызская выступают за ускорение подготовки соглашения между КР и РУз, есть соответствующие поручения руководителей государств, идут консультации. Мы постараемся прийти к какому-то решению.  

- А с Таджикистаном у нас одна позиция по согласованным участкам?

- По согласованным участкам с Таджикистаном у нас позиции полностью совпадают. С ними у нас интенсивно работают как рабочие группы, так и правительственные комиссии. Мы встречались 9 раз в этом году. Ожидаем их приезд 22 августа еще раз. С руководством Таджикистана устно обговорили, теперь не будем топтаться на месте и примем политическое решение.

Каждый раз, когда мы встречаемся, у нас проявляются разночтения имеющихся документов. Мы предлагаем за юридическую основу взять соглашение 1991 года, они начинают показывать карту 1924 и 1926 года, поэтому и стоит вопрос на месте. Теперь каждая сторона приготовит свое предложение по линии прохождения государственной границы по оставшимся участкам, то есть 46% границы. Потом уже без участия специалистов, экспертов и рабочих групп на уровне правительственной комиссии примем решение. Естественно мы этот вопрос будем согласовать с руководством страны. Как вы помните, с Казахстаном и Китаем в свое время были приняты политические решения. Не все ими довольны, конечно. До сих пор критикуют, но, тем не менее, с этими государствами полностью завершен вопрос по делимитации и демаркации границ.

- Когда речь заходит о строительстве дороги в Баткене, часто упоминается имя Адахана Мадумарова. Кто-то говорит, что он, будучи секретарем совета безопасности,  в 2008 году подписывал документы, согласно которым КР обязался не строить дорогу возле границы. Проверялись ли информация, связанная с его именем?

- Я понимаю, о чем идет речь. Есть мост, который соединяет населенный пункту Кок-Таш и Орто-Боз. Этот участок считался неописанным. И кыргызская, и таджикская стороны считают его своим участком. Когда работал Адахан Кимсанбаевич, кыргызской стороной было принято решение взять этот участок в аренду на 49 лет. С одной стороны это было воспринято как решением проблем. Но, по мнению населения, взяв этот участок в аренду, мы как будто бы признали, что эта земля принадлежит таджикской стороне. Делимитация на данном участке не завершена. Поэтому обвинять кого-то преждевременно. Все-таки как бы его не критиковали, принятие этого решения в какой-то мере сняло напряжение на тот период.  

- Строительство дороги Кок-Таш – Ак-Сай – Тамдык – Кишемиш завершится, как и планировалось, к осени?

- Мы должны были начать строительство дороги 10 июля. Но из-за того, что в тот день произошла перестрелка, пришлось отложить его на 1,5 месяца. Мы постараемся завершить, но если не получится, то будем даже зимой строить.

- То есть климат позволяет?

- В этой местности зима не суровая, и климат позволяет.

- А это никак не отразится на качестве строящейся дороги?

- Нет, не отразится.

- Как проходит работа по переселению жителей Барака?

- Работа по переселению желающих продолжается. Жителям Барака выделены земельные участки и финансовые средства. Решается вопрос по обеспечению водой и электроэнергией. Сейчас идет строительство домов. Строится примерно 35 домов.

В Бараке остаются порядка 35 семей, которые не желают переезжать. Некоторые семьи не хотят сами переезжать, но отправляют своих детей на территорию КР, а сами остаются в Бараке. Но в любом случае, даже если в Бараке останется хотя бы 1 человек, мы будем обеспечивать его безопасность. Также мы будем работать над открытием пограничного поста и строительством  дороги близ населенного пункта Барак.

- Где выделены участки переселенцам? Сколько средств им выделено?

- Участки выделены в Кара-Суйском районе Ошской области. Мы с премьер-министром уже ездили и смотрели участки. Я думаю, жители Барака довольны. Надо быстрее завершать строительство до наступления холодов.

- На днях в своем интервью Вы заявили, что есть силы, заинтересованные в том, чтобы между Кыргызстаном и Таджикистаном не было добрососедских, чтобы строительство дороги не началось. О ком конкретно идет речь? Об оппозиции или бывших руководителях страны?

- Я не могу называть конкретные имена. Но хочу напомнить, что 10 июля должно было начаться строительство дороги, и 10 июля там началась перестрелка.  Это является подтверждением моих слов. Когда мы в тот день приехали в Баткен, у нас уже была информация, что могут быть провокации. У нас есть различные сведения о том, что есть третьи силы,  и спецслужбы над этим работают.

- Когда вы  были в Баткене,  в СМИ  прошла информация, что вас захватили в заложники…

- Это еще одно подтверждение того, что есть заинтересованные силы.  Во-первых, я там находился не один. Со мной были заместитель министра внутренних дел КР Курсан Асанов, заместитель председателя пограничной службы, начальник УВД Баткенской области, руководители управления ГКНБ, несколько ответственных работников силового блока, аким района, первый заместитель губернатора, ряд руководителей районного звена и около 100 сотрудников спецназа, которые охраняли район. Кто мог в таких условиях нас взять в заложники?

Когда нас попросили зайти и посмотреть чей-то дом, который был ограблен, мы зашли туда, и была попытка закрыть дверь. Когда мы вышли из этого дома, нам перегородила дорогу молодежь спортивного вида. Они требовали освободить от должности полномочного представителя правительства в Баткенской области Жениша Разакова и на его место назначить Айбалаева. Мы им ответили, что этот вопрос просто так не решается, и что он будет рассмотрен. В это время кто-то уже выдает новость, что нас якобы взяли в заложники. Естественно кто-то ранее поработал с местными жителями  и приказал взять нас в заложники. И этот кто-то поспешил дать информацию, до того, как этого не случилось.

- А Вы проверяли, почему они хотят, чтобы Жениш Разаков был освобожден от должности?

- В работе любого руководителя, в том числе и Разакова, есть плюсы и минусы. Есть вопросы, которые можно было бы решить на месте, но они годами не решаются. Поэтому и есть недовольство населения. Во-вторых, у нас пошла нехорошая тенденция, когда под диктовки определенных групп власть шла на уступки, вплоть до увольнения руководителей местных органов власти. И видимо на этот раз  некоторые политические силы решили пойти по такому же пути.

- Говорят, что когда сторонники депутата Жогорку Кенеша от фракции «Ата-Журт» Ахматбека Келдибекова перекрыли дорогу, члены правительства пообещали отпустить его в обмен на то, что люди откроют дорогу. Насколько это правда? Келдибекова, как мы видим, действительно отпустили и даже позволили  улететь за границу…

- Тогда на встречу с митингующими ездил я и министр чрезвычайных ситуаций КР Кубатбек Боронов. У нас было только одно требование – открыть дорогу, без всяких уступок со стороны власти. Мы постарались объяснить всем, что правительство на уступки не пойдет.  Позже с ними встретился я и депутат Исмаил Исаков. Ни он, ни я им не обещал выпустить Келдибекова. Есть записи наших переговоров.

- Тем не менее, удивляет решение суда. Буквально на днях у депутата Тюлеева тоже был приступ, и состояние его здоровья тоже вызывает беспокойство, однако вопрос хотя бы об изменении ему меры пресечения не рассматривается… Не из-за того ли что сторонники Тюлеева не перекрывали дорог и не ставят условий?

- Это вопрос к судебным органам. Правительство в эти вопросы вообще не вмешивалось.

- Относительно предполагаемого приезда экс-президента КР Аскара Акаева, действительно власть была против его приезда, так как сторонники могли  устроить беспорядки? Действительно ли этот вопрос рассматривался на уровне правительства, как говорят близкие семьи?

- Я со всей ответственностью могу заявить, что никакого совещания по приезду Аскара Акаева не было. Этот вопрос вообще не обсуждался.

-  Если бы он приехал, его бы действительно задержали?

- Этот вопрос к органам прокуратуры, потому что был комментарий генерального прокурора Аиды Саляновой по этому поводу.


- Как вы думаете, попытаются ли бывшие президенты Кыргызстана вернуть себе власть?

- Захватить власть – это не реально. Они это прекрасно понимают. Другое дело, если у них есть желание, то они могут попытаться доказать, что они не так сильно виновны. Если это им удастся, это будет большое дело для них.